Мнения
Бесплатный
Дэниел Трейсман
Статья опубликована в № 2841 от 27.04.2011 под заголовком: Россия–2020: сценарии развития: Непрямой путь к свободе

Лидер процветающей страны

«Россия-2020» – проект Московского центра Карнеги, ставящий своей задачей показать возможные пути развития страны на ближайшие 10 лет. Статьи выходят по средам.

То, что фиксирует фотограф, есть результат особенностей его объектива и длительности экспозиции. Изучая историю, мы тоже можем пользоваться разными объективами: рассматривать общий план или вглядываться в детали крупного плана. Глядя на общий план российской истории последних 20 лет, мы видим, что в России утвердилась экономика, основанная на рыночных отношениях и частной собственности, страна прошла технологическую модернизацию и восстанавливала связи с внешним миром, особенно с Европой.

Между тем политическая система страны застряла между полюсами авторитаризма и демократии. Те, кто вслед за Сеймуром Липсетом считает, что модернизация способствует утверждению свободы в политической сфере, ожидают, что вслед за ростом экономики политическая жизнь страны начнет эволюционировать в сторону либерализации. Подобно тому как в 1990-е демократия распространилась в южном направлении – на Балканы, она продвинется и на восток, в европейские страны СНГ. Другие, впрочем, полагают, что авторитарные элементы в составе нынешнего режима удушат позитивные экономические тенденции. Хотя оба этих варианта возможны, более вероятным мне представляется первый.

Обратимся теперь к деталям крупного плана. Данные о падении и росте ВВП за последние 20 лет свидетельствуют: когда граждане видели, что экономика процветает, власти предержащие пользовались популярностью. Если же дела в экономике шли плохо, рейтинги лидеров резко падали. Конфликты и войны влияли на поддержку лидеров, но, как указывает статистика, именно по представлениям общества об экономической ситуации в стране можно достаточно точно предсказывать меру одобрения действий руководителей государства (см. Д. Трейсман. «Корни рейтинга Путина». «Ведомости» от 6.02.2008).

В большинстве случаев президенты России пытались усилить свою популярность, во-первых обеспечивая рост доходов граждан (или по меньшей мере сохраняя его на прежнем уровне) – пусть даже в ущерб долгосрочным целям, а во-вторых принимая по некоторым вопросам решения, которые отвечали запросам общества. Решение Ельцина приступить в 1991-м к ускоренным экономическим реформам соответствовало тогдашним общественным настроениям, как и курс на замедление этих реформ, взятый годом позже. Применение президентом силы против парламента в 1993 г. также было поддержано большинством населения. Путинская риторика о «наведении порядка», расширение (умеренное) роли государства в экономике, возвращение к советской мелодии государственного гимна, наезды на олигархов – все эти шаги пользовались популярностью. На деле Путин шел наперекор предпочтениям народа прежде всего тогда, когда это было необходимо для выполнения первой задачи, т. е. для обеспечения роста (или по крайней мере сохранения на прежнем уровне) реальных доходов граждан: из всех путинских инициатив его либеральная экономическая политика пользовалась наименьшей поддержкой населения.

Одним словом, динамика политической жизни страны за последние 20 лет, взятая крупным планом, определялась взаимодействием двух факторов: во-первых, экономическими результатами и, во-вторых, целями, а также в какой-то мере тактическим мастерством лидеров в Кремле.

Что дальше? Если следующие 10 лет окажутся похожими на прошедшие 20, очень многое будет зависеть от темпов и характера экономического роста. Определить его влияние на ситуацию сложно по той причине, что рост оборачивается разными, даже противоположными последствиями на тех двух уровнях, о которых мы говорили. В ракурсе общего плана ускорение экономического прогресса будет подстегивать модернизацию страны и ее интеграцию в Европу, все более затрудняя задачу контроля над обществом. Однако на крупном плане мы увидим иную картину: повышение темпов роста, скорее всего, будет работать на популярность действующих лидеров, укрепляя их отнюдь не демократический режим.

С большой долей уверенности можно сказать, что совокупным результатом всего этого станет противоречивая ситуация, в рамках которой экономическое развитие будет упрочивать существующий политический режим и одновременно помогать обществу его перерасти. Само по себе улучшение экономических показателей не ускорит перехода к другой политической системе. Наоборот, оно будет помогать действующим лидерам удерживать власть и, возможно, даже позволит им ужесточить репрессии, не встречая особого противодействия. В то же время этот процесс подготовит общество для ускоренного перехода к более демократическому строю, когда – а рано или поздно это неизбежно произойдет – экономическая ситуация ухудшится. В тот момент станет ясно, что крот истории свое дело уже сделал.

И напротив, снижение темпов экономического роста замедлит эволюцию российского общества в сторону модернизации и самостоятельности индивида (общий план), но при этом заставит громче звучать голос оппозиции, вызовет раскол в правящей элите, а возможно, и смену руководства (крупный план). Подобный поворот событий усилит конкуренцию в политической жизни, по крайней мере на первом этапе. Дальнейшее – при прочих равных условиях – будет зависеть от того, продолжит экономическая ситуация ухудшаться или наметится оживление. В первом случае нестабильность будет нарастать, во втором – у новых лидеров появятся благоприятные возможности для консолидации своей власти. Чем более современным и глобально интегрированным окажется на этот момент российское общество, тем больше шансов, что такая консолидация будет проходить в относительно демократических условиях.

Помимо темпов экономического роста на политические процессы в России в ближайшие 10 лет может повлиять и ряд других факторов. Прежде всего важен не только средний темп, но и то, как рост будет распределяться по годам – как колебания роста будут накладываться на электоральные циклы (президентские выборы 2012 и 2018 гг., выборы в Думу в 2011-м и 2016-м). Имеет значение и то, как рост будет распределяться между различными социальными слоями и регионами. Если рост доходов в некоторых регионах и социальных группах будет высок, а в других – низок, это может привести к росту социальной напряженности и вспышкам беспорядков.

Если внешние факторы (конфликты, стихийные бедствия, теракты) или ухудшение экономической ситуации подорвут популярность руководства страны, вызывая недовольство низов, многое будет зависеть от ответной стратегии Кремля. Можно представить себе ситуацию, когда будет допущена ошибка, способная привести – в условиях хронического ослабления режима – к его внезапному краху. Так, например, масштабное применение силы в неподходящий момент способно, вместо того чтобы запугать оппозицию, придать ей новые силы. В частности, в России широко обсуждалась опубликованная в 2008-м статья Евгения Гонтмахера с изложением сценария «Новочеркасск-2009» (см. Е. Гонтмахер. «Сценарий: Новочеркасск-2009». «Ведомости» от 6.11.2008).

Другой роковой ошибкой для Кремля могла бы стать политическая либерализация в условиях растущего недовольства экономическим положением. Это дало бы возможность политическим конкурентам режима мобилизовать оппозиционные силы, что могло бы привести к быстрому подрыву действующей власти по горбачевскому сценарию (параллель не точна: российское общество в 2010-м сильно отличается от советского образца 1985 г.). Неожиданные вспышки протеста могут быть спровоцированы также экономически обоснованными, но непопулярными мерами по повышению эффективности, как это случилось после монетизации социальных льгот в январе 2005-го. Особую опасность таит в себе масштабная пенсионная реформа. Все эти версии носят гипотетический характер, но, как мы знаем, лидеры, долгое время находящиеся у власти, чаще совершают ошибки.

Политическая нестабильность возможна даже при высоких темпах экономического роста – в результате распрей в высших эшелонах власти и возникновения острой фракционной борьбы в кремлевском окружении лидеров. До сих пор Путину удавалось обуздывать любые подобные конфликты, так что наружу просачивались лишь их слабые отголоски. Но ситуация может измениться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать