Статья опубликована в № 2844 от 03.05.2011 под заголовком: От редакции: Символическая смерть

Враг США №1 повержен

Ликвидация Усамы бен Ладена американскими спецслужбами имеет разное значение для разных аудиторий.

Более всего эта смерть значит для американцев. Бен Ладен, взявший на себя ответственность за подготовку терактов 11 сентября 2001 г., был официальным врагом номер один для США, символом международного терроризма, войну которому объявил еще первый состав администрации Джорджа Буша-младшего.

Пожалуй, для американцев бен Ладен был кем-то вроде Гитлера. Для двух американских президентов его поимка или ликвидация были делом чести. Срочное выступление Барака Обамы перед нацией и последовавшие уличные празднования в Вашингтоне и Нью-Йорке подчеркивают символическую важность происшедшего. «Правосудие свершилось», – сказал Обама.

Бен Ладена не удалось арестовать и судить, но это не так и важно. Возможно, такой цели у спецоперации, закончившейся его убийством, и не было. США давно объявили себя в состоянии войны с терроризмом и теперь по законам войны убили главного врага.

Ликвидация дала и четкий имиджевый эффект. Суды над Пиночетом, Хусейном, Милошевичем засвидетельствовали, что доказывать преступления против человечности долго и сложно, процесс превращается в рутину, публика теряет к нему интерес, а то и начинает жалеть подсудимых. Можно вспомнить и то, что в свое время США поддерживали бен Ладена, организовывавшего сопротивление моджахедов советским войскам в афганской войне.

Успешная спецоперация имеет важное предвыборное значение для Барака Обамы. Он не ставил борьбу с терроризмом в центр своей риторики, как Буш, но обещал бен Ладена достать. Теперь достал, что обязательно и положительно скажется на рейтинге. Конечно, до выборов полтора года, для американцев всегда важнее внутренние вопросы и многое может произойти – в том числе новые теракты как месть за смерть бен Ладена. Госдепартамент вчера официально попросил граждан быть осторожнее за границей и вообще не расслабляться до августа. Но ничто не мешает американским спецслужбам предупреждать серьезные проблемы, а Обаме – контролировать процесс и правильно реагировать.

Символом бен Ладен был не только для американцев, но и для исламских боевиков. И проблема в том, что для них он таким и остался. По мнению экспертов, Усама давно уже не занимался оперативным управлением, оставаясь знаменем и идеологом борьбы с неверными. Теперь его причислят к сонму мучеников и точно так же будут использовать для пропаганды борьбы и мобилизации сторонников, как и раньше. «Хамас» уже назвала бен Ладена святым арабским воителем, а «Талибан» пообещал отомстить Пакистану и США. Возможность этой мести, впрочем, зависит больше от реальных возможностей террористов, чем от их гнева. Представители спецслужб западных стран отмечают, что борьба с терроризмом не прекратится со смертью бен Ладена, и остается надеяться, что эта борьба будет такой же эффективной, как в случае с выслеживанием и ликвидацией Усамы.

В практическом смысле борьбы с терроризмом убийство бен Ладена – частность.

Мы в России можем вспомнить, что ликвидация Шамиля Басаева, как и множество других ликвидаций, иногда неоднократных, не привела к значительному снижению террора на Северном Кавказе. Сетевая структура современного терроризма не подразумевает какого-либо центрального управления, спонсируют боевиков разные люди и организации с разными, но конкретными целями. Возможно, «Аль-Каида» как бренд и будет потихоньку умирать, она и так в последнее время теряла влияние, уступая местным религиозно-националистическим движениям.

Возможно, восприятие терроризма как глобального было не совсем правильным. Да, громкие теракты в западных странах случаются. Но они направлены скорее на мобилизацию новых боевиков, в тех же целях используется и вызываемая этими терактами ответная реакция Запада. Политические цели террористов, как правило, состоят в смене местных режимов и как максимум – в росте влияния в регионе. Таковы «Талибан», «Хамас», «Хезболла», «Братья-мусульмане». Последние, кстати, имеют неплохие шансы поучаствовать в управлении постреволюционным Египтом.

Глобализация скорее работает на заимствование форм терроризма, и московское метро взрывают шахиды вроде тех, что взрывали израильские автобусы 20 лет назад. И они не имеют отношения к «Аль-Каиде» и не ставят глобальных целей. Дискурс глобального терроризма, пожалуй, остался в президентстве Джорджа Буша. Ну а символ глобального терроризма убит Бараком Обамой.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать