Статья опубликована в № 2847 от 06.05.2011 под заголовком: Горячее лето 2011-го: Полыхнет – не полыхнет

Повторится ли пожарная катастрофа прошлого лета?

Пришла весна. Подсыхает трава на откосах автомагистралей, потянуло дымком от первых травяных палов, с Приморья начали приходить первые новости о сгоревших дачных поселках... Весна заставляет нас вновь вспомнить о лесах и необходимости рационального управления ими, которая поистине стала жизненной в прошлом году для миллионов жителей центральной части России. Сейчас многие из нас (не только губернаторы, сотрудники МЧС, Рослесхоза и региональных органов управления лесами, но и другие – астматики, старики, родители маленьких детей и простые офисные клерки) задумываются: повторится ли снова пожарная катастрофа прошлого лета, не придется ли оставить уютный кабинет и искать новую работу, уезжать из задымленной Москвы в отпуск в Прибалтику или в Беларусь, где есть кому следить за пожарами в лесах? От чего зависит, будет ли развиваться пожарная ситуация в лесах по печальному сценарию прошлого года, или все-таки наши леса сейчас более готовы к испытанию огнем, чем в прошлом году?

Как показало лето 2010 г., у лесных пожаров, почти как у марксизма-ленинизма, есть три основные составляющие: жаркая и сухая погода, неэффективное лесное законодательство и низкая культура поведения в лесах. Если наблюдается только одна из них, то пожары возможны, но не очень опасны, а вот когда все три проявляются вместе – жди большой беды. В прошлом году, только по официальным данным на 25 августа, в России в результате лесных пожаров полностью или частично уничтожено 147 населенных пунктов (не считая дачных поселков), сгорело около 2500 жилых домов. Общее число погибших на пожарах составило более 60 человек, общий материальный ущерб оценивается в 85,5 млрд руб. Площадь, пройденная огнем, исчисляется миллионами гектаров, причем официальные и независимые оценки различаются в разы.

То, что не одна аномальная жара стала причиной небывалого размаха лесных пожаров, широко обсуждалось. С нашей культурой поведения, когда выход в лес непременно связан с пикником и костром, когда об оборудовании кострищ или об опасности курения в сухую погоду в лесу никто не думает, все ясно. Быстро людей не переделаешь, особенно когда государство не видит ни смысла, ни возможностей этим заниматься. А что происходит с законодательством? Под давлением общественности в конце прошлого года принят целый ряд поправок в Лесной кодекс (по объему текст поправок, направленных на совершенствование борьбы с лесными пожарами, сопоставим с объемом текста всех остальных частей Лесного кодекса, вместе взятых), Рослесхоз получил ранг федерального министерства с правом законодательной инициативы (что само по себе является весьма позитивным решением). Но что же изменилось в реальной практике управления лесами?

Появился ли в лесу реальный сторож – лесник, который раньше, до административных реформ, направленных на оптимизацию управления, жил у леса, получал небольшую, но стабильную зарплату, отвечал за сохранность леса на своем обходе, причем не только от пожаров, которые легче потушить на самой ранней стадии, но и от незаконных рубок? Нет. Новые поправки в Лесной кодекс вроде бы и создали предпосылки для возрождения государственной лесной охраны, однако ни дополнительного финансирования, ни штатов у региональных органов управления не прибавилось. Вряд ли сразу помогут и увеличенные штрафы за разведение костров в лесах – нарушителей попросту некому ловить. Известно, что происходит с добром, которое не охраняется, – оно горит и разворовывается, и никакие спутниковые системы мониторинга не смогут заменить «лесного сторожа».

Стало ли понятно, кто отвечает за профилактику и тушение лесных пожаров в лесополосах, бывших колхозных лесах, заросших лесом полях и других лесах с неясным правовым статусом? Нет. Доля таких бесхозных насаждений в масштабе страны невелика (по оценке «Гринписа», составляет около 5% от лесопокрытой площади), тем не менее эти леса, особенно в густонаселенных районах, являются своего рода буфером между человеком и лесами «лесного фонда». Именно сюда горожане и дачники обычно идут на пикники, собирать грибы и ягоды, именно здесь происходят бесконтрольные нелегальные рубки, еще больше захламляющие лес брошенной древесиной и хворостом. Именно эти леса часто находятся на границе пахотных и заброшенных полей, откуда приходит огонь от горящего бурьяна или стерни. К сожалению, несмотря на новые поправки в лесное законодательство, нормальное лесное хозяйство в этих лесах по-прежнему не ведется и они остаются потенциальным источником лесных пожаров.

Введен ли запрет на выжигание травы, соломы и стерни без соблюдения необходимых мер предосторожности? Нет. Весенние палы травы и стерни, которые производятся либо из хулиганских целей, либо по хозяйственным соображениям, по-прежнему являются обычной причиной крупных лесных пожаров. Опасность таких палов особенно высока в последние годы, когда сельское хозяйство в средней полосе России находится на спаде и появилось много полей, заросших высоким бурьяном, кустарником и мелколесьем, дающих хорошую пищу для огня.

Появился ли хозяин у заброшенных торфоразработок, на которых в прошлом году возникли особенно сильные и опасные пожары, легко распространяющиеся на прилегающие территории? Нет. Программа по затоплению торфяников, о которой было широко объявлено в прошлом году, реализуется медленно, и ждать, что все опасные осушенные и заброшенные торфяники будут в скором времени возвращены в природное состояние, не приходится – это подтверждается действовавшими даже посреди зимы 2010/11 г. в Подмосковье многочисленными подземными очагами горения торфа.

Выделены ли дополнительные средства на профилактику лесных пожаров? Нет. Дополнительные средства выделены на закупку техники для борьбы с лесными пожарами, а вот профилактическую работу – в первую очередь разъяснительную работу с населением, прежде всего с детьми, – вести по-прежнему некому и не на что. А ведь есть позитивный опыт общественных противопожарных информационно-просветительских кампаний: например, такая кампания в США, символом которой служит медвежонок Смоуки, с лозунгом «Только ты можешь предотвратить лесные пожары!» ведется уже несколько десятилетий и приносит хорошие результаты. Наверное, объявление ООН 2011 года международным годом лесов могло бы стать хорошим поводом для начала в России широкой информационной кампании по предупреждению пожаров в лесах.

Казалось бы, нарисованная картина уже достаточно мрачна и должна заставить всерьез обеспокоиться опасностью новых лесных пожаров летом. Но, к сожалению, есть еще и новый, не действовавший в прошлом году фактор, который обусловливает низкую готовность наших лесов к пожароопасному сезону: это накопление в лесах в европейской части России небывалого объема сухой древесины, служащей великолепным топливом для лесных пожаров и создающей все предпосылки для перехода низовых, относительно менее опасных пожаров в опасные верховые. Беспрецедентные объемы сухой древесины образовались в силу стечения ряда обстоятельств: многие районы подверглись и ураганному ветру, и воздействию ледяного дождя, который привел не только к массовым обрывам проводов, но и к слому ветвей и целых крон у деревьев, особенно вдоль открытых пространств на границе леса с дорогами, полями и вырубками, т. е. там, где огонь от травяного пала, пришедшего с открытого пространства, может теперь, как по лестнице, перейти сначала на поломанные деревья, а затем и выше, в кроны леса. В результате низовых пожаров прошлого года образовались тысячи гектаров лесов, ослабленных действием огня, с большой долей сухих деревьев и сухим подлеском, что также создает условия перехода низовых пожаров в верховые. Кроме того, прошлым летом активизировалось наступление на леса насекомых-вредителей, особенно короеда-типографа, а ледяной дождь и низовые пожары создали этому вредителю отличную кормовую базу. К сожалению, усилия органов управления лесами по расчистке прошлогодних гарей оказались явно недостаточными. По некоторым данным, расчищено не более 10% горельников прошлого года.

Получается, что из-за недооценки необходимости планомерного, научно обоснованного, устойчивого управления природными ресурсами, и лесами в частности, и просто из-за бюрократизма и общей бесхозяйственности леса и в 2011 г. остаются источником повышенной опасности. При борьбе с лесными пожарами пока приходится надеяться не на управленцев, а на природу – на холодное и дождливое лето. Бог нам в помощь!

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать