Статья опубликована в № 2854 от 18.05.2011 под заголовком: «Россия-2020»: сценарии развития: Эгоизм устарел

России нужно сделать Владивосток неформальной столицей

Из трех сценариев развития российской внешней политики – инерционного, негативного и позитивного – я, естественно, предпочитаю позитивный, хотя он и не самый вероятный.

Позитив этого сценария базируется не на надежде на скорое и быстрое преображение России в некую идеальную субстанцию и не на убежденности в возможности чудесного исцеления российского правящего слоя от его известных недугов. Конечно, внешняя политика отражает внутреннюю ситуацию в стране, но она обладает существенной автономией. Основой позитива в этих условиях является способность и готовность руководителей страны мыслить и действовать в категориях XXI в.

Отправной точкой здесь является осознание экономической, социальной и политической отсталости современной России и видение ее всесторонней модернизации как безусловного императива. Соответственно, внешняя политика подчиняется двум задачам: обеспечению национальной безопасности и привлечению внешних ресурсов для модернизации страны. Остальные задачи имеют второстепенное значение. Международный статус России, ее влияние и роль прямо зависят от успеха или неудачи «домашней работы».

В практическом плане такой подход означает ориентацию на тесное взаимодействие со странами, которые являются или могут стать модернизационным ресурсом России. Это в основном государства, входящие в ОЭСР. Под таким углом зрения вступление РФ в ВТО рассматривается в первую очередь как стимул модернизации. Участие России в глобальных многосторонних форумах и клубах – от G8 и G20 до ООН и BRICS – также преследует цель содействия развитию России, а не формированию какого-то нового мирового порядка.

С учетом подобного подхода будет возможно существенно продвинуться в направлении четырех главных целей – по географическим направлениям – внешней политики РФ: замирения на западе, стабилизации на юге, укрепления на востоке, интеграции в центре.

Замирение на западе. Главная ближайшая задача на западном направлении: надежно стабилизировать отношения с США и ЕС, придать их нынешней позитивной инерции необратимый характер. Выдвижение задачи интеграции – в НАТО или ЕС – либо преждевременно, либо бесперспективно и поэтому нецелесообразно. Вместо этого нужен курс на демилитаризацию политических отношений с США и НАТО и экономическое сближение с Западом в ходе развития модернизационной повестки дня.

Основные составляющие этого курса:

– формирование евро-атлантического сообщества безопасности, в рамках которого война как средство решения возникающих конфликтов гарантированно исключается;

– трансформация стратегических отношений между РФ и США, возможно, на путях создания европейской системы ПРО на основе сотрудничества РФ с США и НАТО;

– осуществление исторического примирения со странами Центральной и Восточной Европы: Польшей, государствами Балтии и др.;

– создание общего экономического пространства с Европейским союзом; создание панъевропейского энергетического партнерства; отраслевая интеграция (в энергетической, авиационной, космической, военно-технической и других областях); формирование общего гуманитарного пространства (отмена виз); приграничное региональное сотрудничество;

– формирование отношений тесного сотрудничества и взаимного уважения с новыми европейскими государствами: Украиной, Белоруссией, Молдавией.

В более отдаленной перспективе (после 2020 г.) необходим выход на новое качество отношений с ЕС. Не в формате «союза с Европой», а в виде зоны свободной торговли в экономике; общеевропейского сотрудничества во внешней политике; евро-атлантического сообщества безопасности.

Стабилизация на юге. Ситуация в регионе Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии и Казахстана, Южного Кавказа будет оставаться чрезвычайно подвижной и взрывоопасной. Начавшееся революционное брожение в арабском мире еще более осложняет картину этого макрорегиона. Для стабилизации юга Российской Федерации необходимо выстраивание отношений стратегического партнерства с Казахстаном, установление тесных отношений взаимодействия с новыми государствами Средней Азии и Закавказья. Требуется реформа и укрепление таких институтов, как «Евразэс», и особенно ОДКБ. Последняя должна превратиться в центральный инструмент обеспечения региональной стабильности и безопасности в регионе, включающем Среднюю Азию и Казахстан.

За пределами бывшего СССР основным стратегическим партнером РФ выступает Индия. Отношения Москва – Дели могут стать одним из важнейших факторов стабильности в Центральной и Южной Азии.

Опираясь на ОДКБ и отношения с Индией, Россия может повысить эффективность Шанхайской организации сотрудничества как фактора стабильности и развития во внутренних регионах Азии. Взаимодействие с Китаем имеет для этого важнейшее значение. Другими факторами стабилизации юга выступают отношения с Турцией, участие РФ наряду с другими государствами в стабилизации положения в Афганистане в условиях вывода оттуда войск США и НАТО, диалог с умеренными силами в Пакистане.

Укрепление на востоке. В условиях сдвига центрального театра международных политических и экономических отношений в Азиатско-Тихоокеанский регион России необходимо осознать себя евро-тихоокеанской страной. На восток от Москвы расположены не только Восточная Азия (Китай, Корея), но и островные страны западной части Тихого океана (Япония, Индонезия, Филиппины, Сингапур), а также «англосаксонские» страны – США, Канада, Австралия, Новая Зеландия. Строго говоря, восточным соседом России являются именно США. Упор на Тихий океан открывает перед Россией новые горизонты сотрудничества и позволяет сбалансировать азиатский континент, где доминирует Китай.

Главная задача до 2020 г. – запустить развитие Восточной России (Тихоокеанской России и Восточной Сибири) по модели «двойной интеграции»: внутрироссийской и азиатско-тихоокеанской. Партнером России выступает не только Китай, с которым необходимо выйти на сбалансированное партнерство. Принципиально важно превратить Японию в «Германию на востоке» – экономическую и технологическую опору модернизации России, а также важного политического партнера Москвы. Подъем Китая, возможно, поможет этому. Другими источниками модернизационных ресурсов и технологий выступают Южная Корея и Сингапур. Наконец, тихоокеанская проекция внешней политики рассматривает США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию в качестве региональных партнеров.

Чем больше у России таких партнеров, тем выше российский триколор на берегах Тихого океана. Подготовка саммита АТЭС 2012 г. дает шанс обустроить Владивосток не только как «бизнес-гавань», «ворота в АТР», но и как «тихоокеанскую ставку» российского правительства, место дипломатических и деловых контактов с представителями наиболее динамичной части современного мира, фактически как одну из неформальных столиц РФ в XXI столетии.

Интеграция в центре. Развитие отношений РФ со странами, вышедшими из СССР, является важным индикатором модернизации российской внешней политики. Исходным принципом этих отношений со стороны Москвы должно было бы стать всемерное развитие экономического, научно-технического, культурного и гуманитарного сотрудничества без попыток политической интеграции этих стран в единый с РФ блок и превращение этого блока в региональный «центр силы». Развитие наднациональных институтов имеет смысл ровно в той мере, в какой это обусловливается экономической необходимостью. Таможенный союз, единое экономическое пространство, зона свободной торговли и другие формы интеграции создаются для содействия развитию России и ее партнеров, а не как фундамент для политической надстройки с центром в Кремле.

Если это признается главной целью российской политики в данном регионе, то «Евразэс» может стать основой для реально действующей зоны свободной торговли; ОДКБ превращается в современную многостороннюю и многопрофильную структуру безопасности в Средней Азии и Казахстане; СНГ обеспечивает свободу передвижения без виз и культурное сотрудничество. Важным условием успеха российской внешней политики на этом географически центральном направлении становится способность российской внешней политики урегулировать – в сотрудничестве с заинтересованными сторонами – замороженные еще 20 лет назад конфликты, начиная с Приднестровского, и нормализовать отношения с Грузией.

России, если она хочет стать региональным лидером (что, в принципе, возможно и желательно), предстоит включить «мягкую силу», захотеть и научиться производить – хотя бы в региональном масштабе – «международные общественные блага». Сугубый эгоизм, неспособность или нежелание жить и для других тоже несовместимы с претензиями на лидерство. Надо уметь не только брать, но и давать.

«Россия-2020» – проект Московского центра Карнеги, ставящий своей задачей показать возможные пути развития страны на ближайшие 10 лет. Статьи выходят по средам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать