Мнения
Бесплатный
Вадим Волков
Статья опубликована в № 2855 от 19.05.2011 под заголовком: Extra Jus: А судьи кто?

Разбавить прокуроров адвокатами

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Институт проблем правоприменения провел первый этап исследования российского судейского сообщества как профессиональной группы. Он включал социологический опрос (анкетирование), в котором приняли участие 520 судей (418 общей юрисдикции и 102 мировых) из пяти регионов. Статистическая проверка надежности результатов опроса позволяет говорить о том, что данные выборки характеризуют и профессиональную группу в целом. Исследование дает представления о структуре профессионального сообщества, ценностях и профессиональных нормах, нагрузке, особенностях принятия решений. В нескольких статьях этой рубрики будут представлены первые обобщения.

Российские судьи – достаточно молодая профессиональная группа, ядро которой составляют люди в возрасте от 36 до 50 лет (это 55,5% всех судей). Остальные примерно поровну распределяются между молодыми, до 35 лет (22,6%), и теми, кто старше 51 года (22%). Год вступления в должность судьи дает представление о профессиональных когортах. Исходя из новейшей истории страны когорт может быть три: судьи «советской закалки», «смутного времени» и «нового призыва».

Все судьи, вступавшие в должность в советское время, были членами КПСС, их выбирали всенародным голосованием, хотя кандидатуры утверждались партийными органами. Период 1992–2002 гг. характеризовался частой сменой законодательства о судьях и правовой политики, изменением процедур назначения, низким престижем судейской профессии и низкими зарплатами. После 2002 г. условия изменились: вступил в силу новый УПК, и были проведены судебные реформы – введено пожизненное назначение судей, повышены зарплаты и социальные гарантии, но и усилена дисциплинарная ответственность судей, после чего профессия пополнилась новыми кадрами.

В судах общей юрисдикции судей «советской закалки» осталось около 16%, доля судей «смутного времени» составляет 39%, а доля судей «нового призыва» самая высокая – их 45% (если учесть мировых судей, то «новый призыв» составит 56%). То есть судейский корпус значительно обновился, но среди председателей судов присутствие советской когорты намного выше – 36%. Произошедшее обновление может способствовать дальнейшему реформированию судебной системы, хотя высокая доля председателей судов «советской закалки» действует в противоположном направлении, а их формальная и неформальная власть в судебной системе остается сильной.

Возможности изменения судебной системы при обновлении ее кадрового состава зависят также и от предшествующей социализации судей. За счет каких групп пополняется судейский корпус? Наиболее типичной траекторией попадания в судейский корпус является работа в аппарате судов (секретари, помощники), таких в выборке 20%. Вторая по значимости профессиональная траектория – работа в прокуратуре, 14% судей. Кроме этого, в судьи идут юристы из государственных организаций (12%), судьи мировых судов (11%) и работники следственных органов (10%). Из юристов частных компаний и адвокатов в судьи попадают относительно мало – по 8%.

Если сгруппировать профессиональные траектории судей по специфике организаций, в которых они работали, то получается следующая картина: внутренний рекрутинг – 34% (судебная бюрократия, включая судебный департамент); внешний рекрутинг из профильных госорганов – 34% (прокуратура, следствие, Минюст, МВД); внешний рекрутинг из коммерческого сектора – 16% (адвокатура, корпоративные юристы); внешний рекрутинг из госорганов – 12% (юристы госструктур).

Наибольшая часть опрошенных (42,5%) считают наиболее подходящим опытом для работы судьей аппарат судов, т. е. внутриорганизационный бюрократический опыт; на втором месте – работа в прокуратуре, этот опыт ценят 28,8%, а адвокатский опыт считается гораздо менее адекватным, его ценят лишь 8,6%. Корпоративная близость с прокуратурой и дистанцирование от адвокатской профессии – отличительная черта профессиональной культуры российских судей.

Выбор того, какой опыт наиболее ценен для судей, т. е., по существу, откуда их лучше набирать, во многом задается прошлой профессией: те, кто сам прошел через аппарат судов, ценят именно этот опыт больше остальных; те, у кого опыт работы в прокуратуре, чаще выбирают прокурорский опыт как важный для судьи; выходцы из следственных органов выбирают свой опыт и т. п. Это естественно – каждый считает свой опыт ценным и хочет в рядах судей видеть людей с таким же опытом. Исключение составляют две категории. Кроме своего, все отдают высокое предпочтение опыту работы в аппарате суда – именно это судьи считают наилучшей профессиональной социализацией вне зависимости от того, откуда они сами пришли. Ниже всего с точки зрения судейской профессии оценивается опыт работы в МВД.

Если в судейской профессии наиболее ценен аппаратный опыт, то это значит, что вопросам процедуры, подготовки документов, оформления решений, отчетности отводится едва ли не более важное место, чем навыкам принятия решений по существу, т. е. самому судейству. Для усиления независимости и активизации судей необходимо менять политику рекрутирования, сбалансировав аппаратный и прокурорский контингент юристами из других профессий, более свободных от системы подчинения и бюрократической подотчетности.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more