Статья опубликована в № 2858 от 24.05.2011 под заголовком: Борьба с коррупцией: Призрак дворца

Дворец Путина вроде бы есть, но его как будто бы и нет

В декабре минувшего года я опубликовал открытое письмо президенту России Дмитрию Медведеву, в котором рассказал о строящемся на Черном море «комплексе отдыха» для Владимира Путина. Вокруг моего обращения и вокруг дворца сразу же поднялось много суеты, появилось множество публикаций, подозрений, догадок и обвинений. Я, конечно, ожидал ясного ответа со стороны властей, но долгое время ничего не было слышно, если не считать ответом попытки сгладить эффект новости, откреститься от нее и сделать вид, что вообще ничего не произошло.

И вот ответ все-таки прозвучал, и он говорит о ситуации с коррупцией в России больше, чем наполненный цифрами научный доклад. Ответ был дан сначала действием – продажей дворца кипрскому офшору, а затем, почти через пять месяцев после опубликования моего письма, скупыми словами президентского управляющего. Начнем с последнего.

Глава управления делами президента Владимир Кожин дал интервью корреспондентам газеты «Коммерсант» (http://www.kommersant.ru/Doc/1625310), в котором была небольшая, но значимая новость. Управделами упомянул об инвестиционном договоре, заключенном в 2004 г. его организацией с частным инвестором, фирмой «Лирус», дочерней компанией ООО «Росинвест». Хорошо, что это прозвучало, пусть и с неточностью: договор на самом деле был подписан 10 июня 2005 г. До этого момента какая-либо причастность управделами к истории с дворцом полностью отрицалась. В частности, в интервью «Интерфаксу» в феврале Кожин говорил: «Я читал много различных публикаций в СМИ о каких-то дворцах, которые строятся или уже построены на берегу Черного моря в районе Геленджика. Это не имеет никакого отношения ни к управделами, ни к главе правительства. Мы никакого строительства там не вели, не ведем и не собираемся вести» (http://www.interfax.ru/txt.asp?sec=1483&id=176401).

Если у вас большое хозяйство, вы можете запамятовать и о том, что договоров было несколько, и о том, что совещания по строительству проходили с участием управления делами – в том числе и на самой территории строительства под Геленджиком. Отмечу и то, что журналисты сделали мне незаслуженный комплимент, приписав меня к кооперативу «Озеро»: членом этого кооператива я никогда не был.

Кожин говорит далее, что «мы [управделами] ничем не занимались», все брал на себя инвестор. То есть мы должны заключить, что именно инвестор обеспечил выход распоряжения правительства от 4 октября 2005 г. № 1575-р о переводе лесных земель в нелесные; инвестор утвердил федеральную целевую программу по строительству двух горных дорог и мостов к резиденции; инвестор дал указание построить многокилометровые высоковольтную ЛЭП и газопровод; проложить специальные линии правительственной связи; обеспечить охрану объекта силами ФСО. На все это из государственной казны истрачены миллиарды рублей. И это в то время, когда Геленджик задыхается от нехватки электрической мощности, а в близлежащих поселках до сих пор нет газа.

Что же это за Инвестор (пишу с большой буквы в знак особого восхищения), который обладает такими грандиозными возможностями? Может, это компания «Лирус», в которой работает два человека? Но «Лирус» никогда не обращался в правительство или другие государственные структуры. Строительство дорог, высоковольтных линий, газопровода и линий спецсвязи велось по инициативе государства. Кто же этот Инвестор? Похоже, что только официальные российские структуры не знают ответа на эту детскую загадку.

За месяц с небольшим до этого интервью ответ на мое обращение был дан действием («Без дворца», «Ведомости» от 4.03.2011, http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/256052/putin_bez_dvorca). Как выяснилось, покупателем является кипрский офшор. Кто является конечным владельцем компании в таких структурах, выяснить очень сложно. Цель продажи дворца и земли иностранной компании, на мой взгляд, очевидна – это желание вывести объект из-под российской юрисдикции и скрыть истинных владельцев. Обычно такую цепочку перепродаж объектов недвижимости используют черные риэлторы, с тем чтобы спрятать концы в воду.

Как же нам расценивать ответ государства и приближенных к власти людей на открытое обвинение в нецелевом использовании народных средств? Мы видим, что дворец, несмотря на то что это целый комплекс зданий, попытались спрятать. Теперь дворец вроде бы есть, но его как будто бы и нет. Он принадлежит неизвестно кому, стоит неизвестно сколько. Управделами президента признал, что его управление все-таки имело отношение к объекту, но нагородил такое количество оговорок, что само признание звучит еще менее убедительно, чем предыдущие попытки откреститься.

Я поднял этот разговор, конечно, не ради того, чтобы привлечь внимание к красивому дворцовому комплексу на берегу Черного моря. Эта история важна для понимания реалий жизни в нашей стране. Она о том, что власть может потратить миллиард долларов на игрушки и при этом смотреть в глаза врачам, учителям, ученым, безработным, пенсионерам и ветеранам. Эта история демонстрирует и истинное лицо государственных контрольных структур и Думы, не пожелавших разобраться с представленными фактами. Наверное, они и так прекрасно знакомы с истинным положением вещей.

Опубликовав открытое письмо президенту, я надеялся, что оно поможет перейти от словесной борьбы с коррупцией к реальным действиям. Но, наверное, время еще не пришло.

Тем более что пресс-секретарь президента Наталья Тимакова сообщила «Новой газете», что Дмитрий Анатольевич и не получал моего открытого письма.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать