Статья опубликована в № 2860 от 26.05.2011 под заголовком: Extra Jus: Законные ценности

Главные ценности российских судей

Проводя опрос российских судей, Институт проблем правоприменения ставил задачу выяснить в том числе ценности и нормы, которые объединяют или, наоборот, разделяют это профессиональное сообщество. Ценности носят более абстрактный характер и выражают идеи того, к чему люди стремятся, что желаемо, а социальные нормы предписывают определенные образцы поведения, необходимые для выполнения профессиональных задач. Ценности – это основа коллективного сознания, а нормы относятся к поведению, хотя не факт, что действительное поведение определяется исключительно нормами.

Защита интересов государства и борьба с правонарушениями не являются значимыми ценностями российского судейского сообщества, т. е. в своих идеальных представлениях судьи не отождествляют себя с государством и правоохранительной системой (эти варианты выбирали чуть более 1%). Разделяемой ценностью большинства судей является законность. Ее в качестве основной миссии судьи выбрали 73%, причем в сочетании с защитой прав граждан (33,6%) или с обеспечением справедливости (22%). Для 17% ценностью является исключительно законность (в этом вопросе допускался выбор одного или двух вариантов ответа). Но есть и группы судей, которые делали выбор по-другому. Есть те, кто вообще не выбрал обеспечение законности, таких 23,8%. Они видят миссию судьи либо только как защиту прав (8,5%), либо как обеспечение справедливости (4,2%), либо как их сочетание (7,2%).

В судейском корпусе, по-видимому, есть небольшая, но значимая подгруппа, которая не следует за большинством, не возводит законность в ранг главной ценности (хотя, конечно же, не отрицает ее), а смыслом своей деятельности считает прежде всего обеспечение справедливости и/или защиту прав граждан. Если исходным моментом для обеспечения законности служат тексты законов, то эта подгруппа судей, похоже, более склонна своими решениями компенсировать несовершенство и нестабильность законов и видит свою роль как более активную, нежели просто применение тех или иных статей закона: они готовы защищать права граждан и руководствоваться понятиями справедливости. Другой вопрос – насколько существующая судебная система даем им такие возможности.

С точки зрения социологии нормативная структура судейской профессии должна в идеале содержать прежде всего такие нормы, которые способствуют принятию законных и справедливых решений, признаваемых таковыми обществом, и тогда общество доверяет судам. Это непредвзятость, открытость, независимость, бескорыстие и профессиональная специализация. Добавив еще ряд норм – таких, как ответственность, добросовестность, знание буквы закона, гуманность, дисциплинированность, – мы выяснили нормативную структуру сообщества, точнее, то, каким, по мнению судей, должен быть идеальный судья.

Самой значимой нормой оказалось «знать букву закона» (62%), что перекликается с выбором законности как главной ценности, но вносит явный оттенок легализма. Вторая по частоте выбора норма – «быть справедливым» (52,3%). Далее идет «быть независимым» (49,3%). На четвертом месте – «быть непредвзятым» (37,4%). Профессиональная специализация – 24%. Технические нормы, не специфичные для судейской профессии, скорее общебюрократического свойства, тоже значимы: «быть внимательным и аккуратным» (21,9%), «дисциплинированным» (19%). Относительно менее требовательны судьи по части бескорыстия – только 14,9% выбрали «быть бескорыстным». Открытость не выступает в качестве значимой профессиональной нормы; еще менее значимым является гуманизм.

Нормативная структура судейской профессии во многом соответствует социологической функционалистской модели, но есть и несколько российских особенностей. Это высокая значимость буквы закона и более низкая значимость бескорыстия и открытости.

Чем определяются различия в нормативной культуре? На нормы и ценности судей больше всего влияет пол, специфика профессиональной когорты, опыт работы председателем суда. В портрете идеального судьи мужчины чаще акцентируют справедливость, независимость и бескорыстие, а женщины – ответственность и дисциплинированность. С переходом от советской когорты к постсоветским, вплоть до последнего обновления после 2003 г., устойчиво снижается значимость бескорыстия и справедливости и, наоборот, повышается значимость дисциплинированности и знания буквы закона. У председателей судов видение профессиональных норм отличается большей значимостью бескорыстия и справедливости, что отчасти объясняется преобладанием мужчин и представителей старшей, советской когорты среди председателей.

В целом российский судейский корпус имеет вполне устоявшуюся и разделяемую большинством систему ценностей и норм, хотя есть и сдвиги, связанные с приходом более молодого контингента. Осознание судьями себя как профессиональной группы со своими нормами, стандартами и механизмами самоуправления чрезвычайно важно для независимости судебной системы как института, ее политического веса. Иная проблема – насколько судьи готовы руководствоваться именно ценностями и нормами в повседневной работе, какие есть ограничения и внешние влияния, которые этому препятствуют. Об этом пойдет речь в следующей статье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать