Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2863 от 31.05.2011 под заголовком: От редакции: Условная свобода

Медведев ходит Ходорковским

Вступление в силу приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву не погасило страстей вокруг опальных олигархов. Сначала свет увидели (на «Газете.ру») откровения бывшего сокамерника Ходорковского по колонии в Краснокаменске: Александр Кучма сперва заявил, что резал Ходорковского не по своей воле, а затем назвал и организаторов этого нападения. Затем – уже совершенно неожиданно – канал НТВ показал в прайм-тайм большой сюжет о преследовании Ходорковского и его ЮКОСа. Репутация бывшей фабрики новостей – в особенности после разоблачительных материалов о Юрии Лужкове и Александре Лукашенко – известная: без санкции с самого верха такой сюжет появиться не мог, и остается только гадать, что может значить приглашение в эфир не только защитников олигархов, но даже бывшей помощницы хамовнического судьи Виктора Данилкина Натальи Васильевой, которая поставила под сомнение законность приговора.

Для самих осужденных и их адвокатов, нельзя не сказать, все это очень кстати. Вчера стало известно, что может быть подано ходатайство об условно-досрочном освобождении: Ходорковский и Лебедев отсидели больше 7,5 года из назначенных 13 и заслуживают выхода на свободу (см. статью на стр. 02). При всей условности общественного мнения в России информационный вакуум вряд ли способствовал бы положительному отклику на такое ходатайство.

Но все-таки: почему власти позволили обсуждать участь Ходорковского и Лебедева именно сейчас?

Президент Дмитрий Медведев в последнее время, кажется, проигрывает в публичной полемике и особенно в эффектности действий председателю правительства Владимиру Путину. На знаменитой пресс-конференции Медведев объявил, что не боится освободившегося Ходорковского, что резко контрастирует с кинематографически чеканным мнением Путина о воре, который должен сидеть в тюрьме. Есть подозрение, что рассмотрение кассационной жалобы Ходорковского и Лебедева было перенесено именно из-за медведевской пресс-конференции, – но можно ли считать снижение им срока на год ее следствием? Если да, то это выглядит почти издевательством над мнением президента.

Впрочем, нужны ли новые доказательства? Сам по себе приговор по второму делу Ходорковского и Лебедева ярко продемонстрировал слабость Медведева даже в отведенной ему сфере влияния – юридической.

Слабость номинального главы государства проявилась в последние недели столь ярко, что даже пожилые деятели культуры и правозащитники, которые по логике вещей должны бы поддерживать президента в его квазипредвыборной борьбе с председателем правительства, заговорили о «параличе президентства».

Интрига со смягчением участи главных фигурантов дела ЮКОСа – один из способов продемонстрировать гражданам и чиновникам, что президентская инициатива объективно проанализировать второй процесс не умерла, а сам Медведев не превратился в хромую утку. Это попытка возродить интригу вокруг выдвижения согласованной кандидатуры президента и апеллировать к молодежи, жителям столиц и бизнесменам, которые больше других сочувствуют узникам дела ЮКОСа и поддерживают их выход на свободу.

Конечно, досрочное освобождение Ходорковского, которому уже отказывали в этом, и Лебедева, который еще никогда не просил УДО, – под большим вопросом. Как оказывается, в годы президентства юриста Медведева суды стали чаще отказывать в досрочном освобождении. В последнем путинском 2007 году они удовлетворили 131 864 ходатайства об УДО из 192 756 (68%). К 2010 г. число просьб о досрочном освобождении выросло до 207 393, а число удовлетворенных сократилось до 118 625, доля снизилась до 57%. Но дело, конечно, не в процентах, а в том, что вопрос будет решаться на самом верху, где расклад не в пользу осужденных.

Даже наигранное или вымышленное противоборство в тандеме – с запрограммированным исходом – и видимость конкуренции говорят о нестабильности чрезмерно жесткой системы принятия решений. Эта конкуренция расшатывает вертикаль и, в принципе, может привести к неожиданному решению какого-нибудь честного и независимого провинциального судьи (а такие встречаются) и громкому, раскалывающему власть скандалу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать