Мнения
Бесплатный
Андрей Колесников
Статья опубликована в № 2864 от 01.06.2011 под заголовком: Политэкономия: Индустриальный надрыв

Путин возвращается к старым лозунгам

Задержать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют», – сказал товарищ Сталин в речи на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности. Призрак этой речи, равно как и сталинской индустриализации, преследует нынешнего многолетнего национального лидера с самого начала его правления. Он все время говорит о том, что Россия должна быть сильной, – сугубо для того, чтобы ее не задавили конкуренты. Но если в послании 2000 г. будущий премьер-министр еще говорил о том, что сильными надо быть вместе с мировым сообществом, а не вопреки ему, то теперь он все чаще говорит об экономическом суверенитете в сталинском смысле. Том самом, затверженном наизусть тогдашним поколением школьников: «Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

И поэтому лозунг момента, как сказал Путин в речи перед деловым сообществом, нынешним аналогом конференции работников промышленности, только теперь капиталистической, – новая индустриализация: «Нам нужно укрепить экономическую базу государственного суверенитета, обеспечить нашей экономике технологическую независимость». Одиннадцать с половиной лет у человека было. Все, чего он добился после эпохи восстановительного роста, – это сформулировал новую старую цель.

Характерно, что о модернизации уже и речи нет. Гаджеты и импортные игрушки премьер оставляет президенту. Будущее – за опорой на собственные силы.

Отсюда и новая риторика по поводу рабочего класса, на чьем «горбу», как заметил Путин, все и вытягивается. Пролетариям возвращают статус гегемона. Не зря глашатай плакатных истин новой эры товарищ Грызлов недавно через губу высказался об «офисном планктоне». Куда им, ханурикам в галстуках, до простого рабочего человека! Такого не было слышно уже даже не двадцать лет, а минимум двадцать пять... И это при изменившейся структуре экономики с сильным креном в сферу услуг.

Спору нет: Россия испытывает деиндустриализацию, вымываются профессии инженера и квалифицированного рабочего, среднее профессиональное образование исчезает как класс, износ старого оборудования никто не отменял. Символом нынешней эпохи стала покосившаяся, как пизанская башня, деревянная халупа со спутниковой антенной на крыше, но со стоящим как скала туалетом во дворе. Однако даже если признать, что модернизация – это внедрение новых технологий, а индустриализация – это сохранение промышленного потенциала, то эти два процесса не противоречат, а взаимно дополняют друг друга. И даже более того – нежизнеспособны по отдельности. В чем, собственно, и причина провала предыдущего лозунга эпохи – модернизации – и постепенного выведения его из оборота.

Путин словно бы возвращается к началу своего правления – к изоляционистским слоганам, к апелляции к традиционным советским ценностям, даже к удвоению: раньше был просто ВВП, теперь ВВП на душу населения. Только вот «Время, вперед!» на современный манер не получается больше. Время отказывается реагировать на сигналы, импортированные из прошлого. И вместо индустриального прорыва получается индустриальный надрыв. С элементами цыганщины.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать