Политическая защита ценностей объективно нужна


Политическая защита ценностей, которые в наших условиях называют либеральными и которые необходимы для развития экономики и качественного управления государством, в России объективно нужна. Об этом порой в сердцах говорит, например, Алексей Кудрин. А Дмитрий Медведев делает знаковые заявления о необходимости поднять уровень политической конкуренции и опасности сверхцентрализации власти.

То есть содержательная заинтересованность в настоящей правой партии у части российского истеблишмента есть. Но как только дело доходит до реализации, возникают, во-первых, организационные трудности. И кандидатом в лидеры правой партии оказывается не политик, вырастивший политическую организацию и болеющий за ее ценности, а успешный бизнесмен, которому, вероятно, близка правая идея, но столь же близка и идея близости к власти и связанной с этим публичности.

Во-вторых, кроме реального запроса на правую партию появляется политтехнологический. О том, что «Правое дело» нужно как объект критики со стороны «Единой России», заявил замсекретаря президиума генсовета партии власти Андрей Исаев. Действительно, накануне парламентских и президентских выборов политические менеджеры теряющей респектабельность «Единой России» готовы на все, чтобы остановить падение: создается бесформенная организация народный фронт и обещаются сражения с носителями той самой правой («западной») идеи. Если партию «Правое дело» решено все-таки провести в Думу, то дискуссия между ней и «Единой Россией» будет регулироваться в ручном режиме – и совсем изничтожить партию не дадут. То есть «Правое дело» в кавычках в политической системе может быть и окажется, но дело защиты соответствующих ценностей вряд ли от этого выиграет.

По-настоящему отстаивать ценности – любые – может только независимая организация. Организация со своей аудиторией, независимым и добровольным финансированием, выбранным, а не назначенным лидером. Повторение опытов с выращиванием оболочек, структур и форм, внешне напоминающих реальные, не сделает эти опыты удачными. Этому нельзя научиться на опыте, усовершенствовав политтехнологии. Просто потому, что эти средневековые политтехнологии отличаются от политики так же, как алхимия от химии.