Мнения
Бесплатный
Алексей Никольский

Документов о войне все больше, но суть не изменилась

22 июня в этом году будет для меня особым днем. Этой весной поисковый отряд "Югра" из поселка Туртас Тюменской области во главе с школьной учительницей Татьяной Ивановной Кухаренко обнаружил подо Ржевым останки моего двоюродного деда. Сегодня старшина Афанасий Николаевич Соколов будет захоронен во Ржеве, недалеко от которого погиб во время войны. В похоронке он значился пропавшим без вести в феврале 1942 г. Его жена, видимо, со слов призванных вместе с ним земляков, рассказывала, что дед погиб при бомбежке поезда на пути к фронту. Теперь, спустя 69 лет, благодаря поисковикам из сибирской поселковой школы, можно даже примерно сказать, в ходе каких боев это произошло.

Количество доступных и исследователям, и простым гражданам документов о войне становится все больше. И говорить о каких-то "белых пятнах" и "страшных тайнах" в "секретных архивах" уже даже нелепо. Выложенные на сайте "Мемориал" и выкладываемые сейчас на сайте "Подвиг народа" Министерством обороны и его подрядчиком - компанией "Элар" свидетельства позволяют писать добротные военно-исторические исследования уже по онлайн-источникам. Документы не дают разве что возможности залезть в голову и точно узнать, что же на самом деле думали очевидцы военных действий. Но и такое знание не перевернуло бы те факты, которые можно установить по документам и следуя здравому смыслу.

Все, кто интересуется началом Великой Отечественной войны, не раз задавали себе вопрос, нельзя ли было избежать катастрофы, если бы Сталин поверил разведке. Но сейчас уже ясно, что "верить" было нечему - развединформация носила неточный и обрывочный характер. Более того, даже если бы за неделю до 22 июня такая информация поступила бы, а Сталин бы ей поверил, почти ничего нельзя было изменить - переброска войск к границе, начатая за неделю до немецкого вторжения, к тому времени уже запозадала. Ничего не изменило бы и приведение войск на границе в полную боеготовность (тем более, что кое-где такие прецеденты были) - немцев вдоль границы все равно было больше, чем красноармейцев. Возможно, история пошла бы иначе, если бы мобилизация в СССР был объявлена еще в мае 1941 г. Но именно это Сталин, похоже, опасался делать, основываясь на историческом опыте: объявление мобилизации в июле 1914 г. привело к объявлению Германией войны России. Впрочем, это в отличие от имеющихся в документах данных о развертывании вермахт и Красной Армии - лишь предположение. Но хорошо известно, что войны советское правительство не хотело.

Разваливаются при соприкосновении с документами, в первую очередь немецкими, и модные теперь представления о том, что миллионы советских пленных 1941 г. - это те, кто не хотел воевать за "режим". Сами немцы неоднократно пишут, что нигде до лета 1941 г. не встречали такого сопротивления, как в СССР. Следует просто признать, что у Красной Армии (как и ни у одной армии мира в тот момент) не было эффективных инструментов для противостояния немецкой военной машине. Но и все равно ей удалось остановить блицкриг - в первую очередь, благодаря стойкости солдат и твердости командования и руководства страны. Окружения с миллионами попавших в них не по своей воле, а по воле врага пленных были неизбежны в условиях превосходства немцев на важнейших направлениях в численности, а также в технике, выучке, тактике и организации. И по воле врага, не видевшего в советских пленных людей, миллионы из них погибли уже в 1941-1942 гг., а часть из выживших под угрозой смерти одели вражескую форму, хотя, конечно, были и сознательные коллаборационисты.

Я знаю, что благодаря поисковикам случилось чудо, и ни по каким документам найти моего двоюродного деда не удалось бы. В "большой истории" войны тоже бывают открытия, и находятся новые документы. Но они ни разу не подтверждали модные с 1990-х гг. ревизионисткие "теории", суть которых та же, что и у геббельсовской пропаганды времен войны: доказать, что СССР воевал за неправое дело.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать