Статья опубликована в № 2878 от 22.06.2011 под заголовком: Инструмент модернизации: По ту сторону детектора лжи

Нужны сначала новые правила игры, потом новые гаджеты

Проект консервативной модернизации, изначально сформулированный Дмитрием Медведевым, в последнее время осваивается Владимиром Путиным («Это наша общая программа» – так Путин оценил недавнее выступление президента Медведева на Петербургском форуме). Но конкретное наполнение проект приобретает пока только в своей технической части. Консервативная модернизация не предполагает сколь-нибудь существенных изменений в политических правилах игры. Вслед за суперкомпьютерами, твиттеризацией электората и технопарком «Сколково» в обеспечение модернизационного прорыва брошено не новое, но все же высокотехнологичное устройство: детектор лжи.

Гаджет на все случаи жизни

По замыслу модернизаторов детектор лжи поможет в расшивании целого ряда узких мест на дороге, ведущей в светлое будущее. Посмотрим на проблемы с организацией госзакупок. По мнению правительства, существующий механизм обеспечения их прозрачности неэффективен, ибо оборачивается высокими дополнительными издержками для всех участников (прежде всего, разумеется, чиновников). По мнению критиков, без законодательных рамок, связывающих руки чиновников, т. е. прежде всего без федерального закона 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», не обойтись. Поэтому эти рамки нужно не ослаблять, а, наоборот, ужесточать.

Московские власти предложили свой вариант борьбы с откатами и распилом при распределении бюджетных средств. Достаточно лишь периодически проверять всех членов тендерных комиссий на детекторе лжи. Зачем возиться с оптимизацией правил проведения госзакупок, если можно ограничиться установкой еще одной – наряду с металлоискателем – рамки в здании мэрии? Когда через нее проходит казнокрад – звенит, когда честный человек – играют первые аккорды государственного гимна или народных песен.

Аналогичная ситуация складывается и с реформой милиции. Обязательным условием для переаттестации сотрудников и получения ими права на гордое звание полицейского является прохождение теста на детекторе лжи. Институциональные реформы, например по созданию механизмов контроля за действиями полицейских со стороны населения, при этом отходят на второй план. До мелочей ли, если главное – не оказаться среди той трети сотрудников МВД, при тестировании которых рамка зазвенела.

Ввиду недостатка оборудования и специалистов по его эксплуатации – полиграфологов – весь процесс переаттестации сотрудников органов внутренних дел затягивается. В связи с этим стоит задуматься о перепрофилировании части юридических факультетов, особенно открытых при технических вузах, в полиграфические, понимая под последними место подготовки не печатников, а операторов детектора лжи. Так можно будет убить сразу двух зайцев: и радикально ускорить реформу милиции, и обеспечить подготовку специалистов только в профильных вузах, к чему призвал Дмитрий Медведев на встрече с учеными – получателями грантов правительства РФ.

По ту сторону технологии

Выбор детектора лжи как панацеи почти от всех бед, как это обычно случается, только затрудняет рациональное обсуждение аргументов за и против. Сначала сажаем кукурузу повсюду, а потом с аналогичным пылом от нее избавляемся. Сохранение здравого рассудка представляется лучшим лекарством против разочарований, которые принесет осознание того факта, что для реформирования госзакупок, милиции и многого другого одних гаджетов недостаточно.

Начать с того, что эффективное использование детектора лжи сродни психоаналитическому сеансу, т. е. оно требует индивидуализированного подхода. Детектор лжи, или полиграф, работает по принципу сравнения реакции проверяемого субъекта на различные вопросы, часть которых имеет отношение к интересующим сюжетам, а другая – нет (R/I, или техника релевантных и нерелевантных вопросов). Нерелевантные вопросы включают в себя ряд контрольных, ответ на которые заранее известен, но неприятен для исследуемого субъекта («Приходилось ли вам в возрасте до 20 лет говорить неправду близким людям?»). Анализ физиологических реакций (биение сердца, давление, движения зрачков) при ответе на контрольные вопросы и дает точку отсчета для оценки того, как субъект реагирует уже на значимые для выявления склонности к коррупционным практикам, релевантные вопросы («Ограничивали ли вы число участников конкурса Х при проведении госзакупок?» или «Приходилось ли вам подбрасывать задержанному наркотики или патроны при отсутствии других улик?»).

При составлении списка вопросов требуется учет ситуации и личностных характеристик исследуемого: использование стандартных опросников снижает достоверность получаемых результатов. Наиболее известные американские специалисты в этой сфере вообще имеют степень PhD. А ведь именно на поточных методах использования полиграфа делается акцент при его превращении в главное орудие модернизатора.

Кроме того, использование детектора лжи в обществе, характеризующемся крайне низким уровнем доверия, подобно работе со счетчиком Гейгера в непосредственной близости от Фукусимы. Звенеть и зашкаливать будет везде, тем самым делая бессмысленной саму задачу выявления «незараженных» мест. По данным опросов «Левада-центра», менее трети россиян считают, что «людям можно доверять», две трети же придерживаются того мнения, что «с людьми нужно быть осторожными» (опрос 2010 г.). Нужен ли в таких условиях детектор лжи, чтобы лишний раз убедиться, что члену тендерной комиссии или милиционеру доверять нельзя?

Генератор правды

Человек, выросший в определенной среде – в данном случае в постсоветской, характеризующейся высоким уровнем недоверия к людям вообще и к представителям государства в частности, – ведет себя так, как ему подсказывает предыдущий опыт. Умение играть в подкидного дурака служит слабым подспорьем в игре в преферанс или покер. Детектор лжи в лучшем случае позволяет увидеть очевидное: наш прошлый опыт способствует распространению лживости и коррупции в большом и малом.

Значительно интереснее прямо противоположный подход к решению проблемы, заключающийся в выяснении условий, при которых данные установки на обман ближнего и дальнего могут быть изменены. Как именно нужно изменить правила игры при проведении госзакупок или при реализации полицией своих функций, чтобы ложь стала не нормой, а исключением, которое и стоит выявлять точечным способом, в том числе и с помощью детектора лжи?

Подобная постановка вопроса подрывает саму идею консервативной модернизации, ибо предполагает, что начинать нужно именно с изменения правил игры – в политике, в правоохранительных органах, в государственном аппарате. Сначала новые правила игры, а уже потом новые гаджеты.

Например, сохранение жестких законодательных рамок при проведении госзакупок и дополнение юридических гарантий их соблюдения механизмами гражданского контроля представляется лучшим лекарством против установки на распил при распределении бюджетных средств. Сюда же стоит добавить и четкое определение понятия конфликта интересов и разработку на этой основе соответствующей политики.

Ясные антикоррупционные правила игры способствуют развитию у чиновников ответственности и профессионального самосознания. А уж ответственным чиновникам можно доверить и полиграф – чтобы они боролись за чистоту своих рядов. Но никак не наоборот: полиграф в руках чиновника при отсутствии других гарантий ответственности не менее опасен, чем булыжник в руках пролетария. С его помощью можно и личные или узкогрупповые счеты свести, и создать видимость реформ при их отсутствии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать