Мнения
Бесплатный
Наиля Аскер-заде
Статья опубликована в № 2879 от 23.06.2011 под заголовком: Компания недели: ЕПК

Обанкротиться и заработать - одновременно

Можно ли в России вывести залог из банка, обанкротить банк, не расплатиться с кредиторами и потом спокойно продать этот актив? Конечно, да!

Агония Межпромбанка длилась четыре месяца. Чиновники и руководители Центробанка проводили совещания, пытаясь помочь собственнику – тогда еще сенатору от Тувы Сергею Пугачеву – спасти банк. Они ждали, что сенатор будет бороться за свое детище, заложит другие активы в обеспечение по кредитам. Но он был готов отдать только верфи, которые оценил в 100 млрд руб., хотя государственная ОСК давала за них 23 млрд руб.

Позиция Пугачева была проста: забирайте банк, верфи, а уголек я оставлю себе. Енисейская промышленная компания (ЕПК) была самым дорогим активом Пугачева. Ее единственный актив – лицензия на разработку Элегестского угольного месторождения в Туве с запасами в 950 млн т.

Пугачев купил его в 2002 г., в 2005-м начал искать деньги и партнера для его разработки. Но не сложилось. А потом грянул кризис.

Тем не менее это богатое месторождение манило многих российских металлургов. И что бы ни делали финансовые чиновники, Пугачев его отстоял. В итоге у Межпромбанка отозвали лицензию, ЦБ до сих пор добивается в судах прав на верфи, а ЕПК осталась у Пугачева. Он оценил ее в $5 млрд и выставил на продажу.

Агентство по страхованию вкладов (конкурсный управляющий Межпромбанка) попросило правоохранительные органы арестовать акции ЕПК, ведь они были заложены по кредитам банка, а обеспечение с них было снято незадолго до отзыва лицензии.

Но покупатели нашлись – Игорь Алтушкин и Руслан Байсаров. Они считают риски «разрешимыми» и строят планы вывести Элегест на проектную мощность в 2016 г.

Может, так и будет. Но есть и другой вариант. ЕПК по-прежнему интересна многим, но публичные корпорации иначе смотрят на риски актива, который госструктуры открыто называют «паленым». Покупать его напрямую у Пугачева они не стали, но у третьего лица – почему бы нет? В России всегда находятся люди, которые и деньги достанут, и судов не побоятся (один из них сформулировал это так: «Я не покупаю акции, я покупаю ситуации»).

В 2009 г., когда у Шалвы Чигиринского возникли проблемы с Sibir Energy, Байсаров объявил о переходе к нему прав собственности на долю Чигиринского (23,3%). Сейчас это «дочка» «Газпром нефти».

А вот в то, что акции ЕПК вернутся в конкурсную массу Межпромбанка, не верится.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more