Статья опубликована в № 2881 от 27.06.2011 под заголовком: Слово и дело: Государство-рантье

Государство-рантье

Налоги в России – одна из важнейших связующих нитей между государством и об­­ществом, а развитие налоговой системы хорошо отражает существующие в экономи­ке тренды. Последние, заметим сразу, не дают оснований для оптимизма.

Сложившаяся на протяжении 1990-х гг. отечественная налоговая система явно ориентирована на максимальное повышение бюджетных доходов, что отчасти объясняется значительным объемом существующих у государства обязательств (в 1992–2006 гг. расходы федерального бюджета не опускались ниже 20,9% ВВП). Трудности наполнения бюджета обусловливают три главные особенности российских налогов: во-первых, они весьма многообразны и сложны (в конце 1990-х гг. число налогов превышало 120, а количество законов, регулирующих их взимание, – 700); во-вторых, они не дифференцированы по отраслям экономики и не обеспечивают стимулиро­­вания отдельных точек роста; в-третьих, центр тяжести налоговой системы посте­пенно переносится на внешнетор­говую деятельность и сырьевой сектор. Последнее особенно заметно и позволяет говорить о российской налоговой системе как о нало­говой системе государства-рантье. По итогам 2010 г. доходы от внешнеэкономичес­кой деятельности обеспечили 38,9% доходов федерального бюджета, а еще 14,4% пришлось на налоги на товары, ввезенные на территорию России (для сравнения: в 1993 г. все эти налоги обеспечивали лишь 4,6% бюджетных доходов). Налоги и платежи за пользова­ние природными ресурсами составили в 2010 г. 17,0% доходов федерального бюджета, тогда как в 1993-м – всего 2,4%. За этот же период доля налога на прибыль сократилась с 33,8 до 14,9% бюджетных доходов, а НДС с товаров, произведен­ных и реализованных на территории РФ, – с 22,5 до 13,3%. По сути, на протяжении истории пореформенной России государство расписалось в неспособности сделать налоги средством регули­рования и стимулирования реа­льного производственного сектора и слезть с нефтегазовой иглы.

Не менее важной тенденцией развития российской налоговой системы стала ее централизация, тесно связанная с нарастанием роли сырьевых доходов и таможенных платежей. В итоге если в 1993–1995 гг. консолидированный бюджет пре­вы­шал федеральный более чем на 75%, то в 2005 г. – на 48%. Доля самостоятельно собираемых местными властями доходов сокращается, а масштабы межбюджетных трансфертов растут (составив в 2010 г. 40,9% всех трат федерального бюджета). Несмотря на многочисленные разговоры о преодолении этой тенденции, ее изменение выглядит маловероятным, так как существующая налоговая система выступает основой сложившейся в стране вертикали власти.

С начала 2000-х гг. российская система налогообложения обретает еще одну характерную черту: она становится ориентированной на защиту интересов наиболее обеспеченных слоев населения. Во-первых, была введена фиксированная шкала подоходного налога на уровне 13%. Налог этот для среднего россиянина, получающего 250 000–350 000 руб. в год, не так уж и низок: в Японии подобные заработки облагаются по ставке 5,0%, во Франции – 5,5%, в Бразилии – 7,5%, а в социалистической Финляндии налог вообще взимается только с дохода, превышающего 12 600 евро (485 000 руб.) в год. Во-вторых, была установлена регрессивная шкала ЕСН, в условиях которой удельное налогообложение зарплат выше 120 000 руб. в месяц в итоге оказывалось почти в 2,5 раза меньшим, чем тех, которые были ниже 25 000 руб. В-третьих, было снижено (до 9%) налогообложение дивидендов, а особенно (до 5%) тех, которые направляются в адрес иностранных компаний. При этом рас­ходы бюджета росли наиболее быстро не на социальные нужды, а на оборону и правоохранительные органы (на них в 2010 г. пошло 40% трат федерального бюджета, если исключить межбюджетные трансферты).

Последние бюджетные новации – такие как повышение ЕСН в условиях кризиса – лишний раз показали, что правительство, столкнувшись с нехваткой доходов (с 2006 по 2010 г. поступления в федеральный бюджет упали с 23,3 до 17,4% ВВП, а его расходы выросли с 15,9 до 22,7%), не готово ужесточать требования к «избранным» отраслям: НДПИ был повышен лишь символически, акцизы на алкоголь и табачн­ые изделия остаются по европейским меркам крайне низкими, об отказе от возмеще­ния НДС на экспортируемые товары не идет и речи. В то же время основной удар от повышения ЕСН пришелся на промышленность и сферу услуг, в издержках которых оплата труда в несколько раз превосходит показатели сырьевой отрасли.

Сложившаяся в России налоговая система вряд ли обеспечит финансовую устой­чивость страны в случае новой волны экономического кризиса и настоятельно тре­бует совершенствования. На мой взгляд, ее изменение могло бы включать в себя несколько направлений. Во-первых, следовало бы снизить НДС для обрабатывающей промышленности и сферы услуг. Во-вторых, вернуть к прежним значениям размер ЕСН и на протяжении 3–5 лет устранить его диспропорциональный характер. В-третьих, ввести умеренно прогрессивную шкалу налогообложения доходов физических лиц. В-четвертых, заменить налог на чистую прибыль налогом на выводимые из предприятия доходы (дивиденды; любые другие выплаты в пользу акционеров, включая перераспределение ссуд и кредитов; возвраты капитала в любых формах и избыточные премии, субсидии, опционы высшим руководителям). В-пятых, законодательно установить сниженные налоги (прежде всего НДС, ЕСН и налог на имущество) для новых производственных предприятий – на уровне 25% в первые два и на уровне 60% в последующие три первых года их работы. В-шестых, было бы правильно поставить задачу сокращения межбюджетных трансфертов до 5% расходов федерального бюджета за счет перераспределения налоговой нагрузки между центром и регионами к 2020 г. В-седьмых, следовало бы вывести к 2015 г. размеры акцизов на алкогольные напитки и табачные изделия до среднего уровня, ныне принятого в странах Центральной Европы.

Основная задача реформирования налоговой системы России заключается в том, чтобы превратить ее из орудия изъятия части сырьевых доходов в пользу государства и поддержки состоятельных граждан в действенный и эффективный инструмент стимулирования развития реального сектора экономики и повышения занятости. Налоги в России должны содействовать превращению граждан из получателей пособий от государства в самостоятельных и активных хозяйственных субъектов, уверенных в том, что власть наконец признала их своими парт­нерами и согласилась играть по прозрачным, простым и не изменяющимся день ото дня правилам.

Статью китайских экспертов о налоговой политике КНР читайте завтра, в номере от 28.06.2011

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать