Мнения
Бесплатный
Михаил Поздняков
Статья опубликована в № 2884 от 30.06.2011 под заголовком: Extra Jus: Мнимая гласность

Суды размещают решения в интернете, вымарывая из них всю информацию

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Завтра ровно год, как действует закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов». Институт проблем правоприменения выяснил, как этот закон работает на практике.

Наиболее значимое его положение – обеспечение доступа к судебным актам через интернет. Открытость правосудия очень важна: она позволяет юридическому сообществу, экспертам и заинтересованным гражданам активно включиться в мониторинг судебной деятельности. Чтобы оценить, как это положение закона реализуется, мы провели анализ 100 случайным образом выбранных сайтов районных судов.

Можно констатировать, что основная масса судов готова исполнять требования закона. Четверть судов приступили к размещению судебных актов до вступления закона в силу, и около 70% судов стараются регулярно пополнять базу судебных актов. Доля судов, не разместивших ни одного судебного акта, составила лишь 4%.

Но есть простые технические проблемы. Если сайт районного суда находится на сервере ГАС «Правосудие», то судебные акты размещены локально. Режим работы и надежность этих хранилищ сильно разнятся. Зачастую при работающем сайте невозможно получить доступ к разделу «Судебные акты». При проведении мониторинга оказалось невозможным получить доступ к судебным актам в 12% случаев (в ноябре 2010 г. эта цифра составляла 20%).

Очень затрудняет поиск интересующего дела и плохая поисковая система. А отсутствие необходимых реквизитов для поиска (ФИО участников, номера дела, места события/нахождения спорного имущества, данные юридического лица) только усугубляет ситуацию. Таким образом, с самого начала действия закона были созданы условия, снижающие ценность информации о рассмотренных делах на сайтах судов.

Ведомственная дискуссия сразу пошла в направлении поиска путей ограничения объема информации, которая будет представлена в интернете. Для ограничения применения закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов» был использован другой закон – «О персональных данных». При этом за базовое было принято максимально жесткое толкование. Даже не обсуждался вопрос о том, как это соотносится с публичностью судебного разбирательства. Принцип открытости судебного разбирательства закреплен в ч. 1 ст.  23 Конституции, ст. 9 федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и во всех процессуальных кодексах. Все ограничения публичности судебного разбирательства указаны в законе. Судья при наличии соответствующих оснований всегда имеет право перейти в закрытое судебное заседание. Однако даже те судебные акты, которые представлены, размещаются с такими изъятиями, что содержат минимум информации.

Как это часто бывает, применение закона ограничивается ведомственными регламентами. Есть такой регламент и для регулирования размещения дел в интернете. В нем содержится описание шагов по размещению судебных актов на сайте. Во-первых, из судебных актов удаляется такой объем информации, что чуть ли не обессмысливается само действие по размещению судебных актов на сайте. Нет единообразной практики по удалению персональных данных из судебных актов; есть два различных подхода. В одних делах удаляются любые личные данные, имена собственные, включая марки машин и названия газированных напитков, все адреса и любые цифры (денежные суммы, даты). Этой практики придерживаются 70–80% судов. Другой полюс представлен полным отказом от каких-либо изъятий из судебного акта. Так, по изученным гражданским делам 8% судебных актов и 13% по административным выложено без купюр. Нельзя сказать, что это является нарушением, ведь в законе «О персональных данных» (п. 5 ч. 2 ст. 1) прямо указано, что он не распространяется на отношения, связанные с предоставлением информации о деятельности судов. Получается, что расширенное толкование, представленное в регламенте судебного департамента, противоречит закону.

Во-вторых, к недостаткам регламента следует отнести очень сложный порядок процедуры согласования судебного акта для опубликования. Формально каждый акт проходит письменное согласование и взаимный контроль, в который вовлечено до пяти должностных лиц. При этом жестко прописан режим ответственности с последующим применением разного рода санкций. Поэтому неудивительно, что работники судов не заинтересованы в раскрытии информации, предпочитая перестраховываться, а те акты, которые выкладываются, далеко не всегда позволяют получить полное представление о состоявшемся разбирательстве.

Как видим, закон исполняется – в том смысле, что огромные ресурсы, время и усилия и так перегруженных судейских работников тратятся на выполнение формальных требований закона: решения выложены в интернет. Не исполняется – в том смысле, что сочетание низкой технической оснащенности с классической бюрократической паранойей и многоступенчатыми согласованиями делают реальное использование открытых данных практически невозможным.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать