Мнения
Бесплатный
Ермолай Солженицын
Статья опубликована в № 2895 от 15.07.2011 под заголовком: Общественный договор: Стать гражданином

Ермолай Солженицын: Стать гражданином

Что такое общественный договор? Это предоставление властями набора услуг в обмен на лояльность, налоги и отказ обществом от части своих прав. Но только части. Общественный договор – это, прежде всего, переговорный процесс, требующий активного участия обеих сторон. Само понятие «договор» подразумевает наличие заказчика и поставщика услуг, и термин civil service тоже не случаен, как и наша «государственная служба» (хотя у нас, скорее, подразумевается служба царю, генсеку или начальнику, а не населению). Общественный договор – не юридический документ, а неформальное соглашение, подразумевающее баланс интересов, паритет сторон, определенный порядок оценки качества предоставленных услуг и санкций для поставщика, в случае если это качество окажется ненадлежащим.

Очевидно, что у нас ситуация иная. У нас начальники, а не наемные служащие, население, а не граждане, низкое качество предоставленных услуг остается без последствий, а формальные механизмы обратной связи, по сути, отсутствуют. Это не договор, а сложившаяся «система управления» – последнее десятилетие, например, она существует в логике «вертикали власти», а в предыдущее жила под лозунгами «демонтажа» и «суверенитета». Нет полноценного общественного договора, нет баланса интересов сторон. И часть ответственности за этот дисбаланс лежит на обществе, гражданах, а не только на власти, естественно заполняющей незаполненное пространство.

Этот дисбаланс не так остро чувствуется, когда курс развития общества понятен, эффективен и приемлем для всех сторон общественного договора. Но сегодня в России это не так. Сегодня явно назревает необходимость корректировки курса, причем это признается все более открыто всеми сторонами договора. Настал «консенсус тупика», пришло понимание неизбежности новых рецептов развития.

Набор наших проблем известный и удручающий:

– Воровство, поборы, взяточничество повсеместно, в каждом аспекте жизни: в школах и вузах, больницах, полиции, судах, исполнительных и регулирующих органах, многих корпорациях и проектах. Масштабы бедствия – это, как констатировал президент, пятая часть госзакупок (что сделано после этого сенсационного заявления?); всего 9% россиян, утверждающих, что они не умеют давать взятки, – по результатам социологических опросов; наше 154-е место из 178 возможных в рейтинге коррумпированности стран.

– Отсутствие культуры дискуссий о путях дальнейшего развития (по крайней мере за пределами кабинетов руководителей страны). Ключевые решения принимаются кулуарно, общество в лучшем случае информируется об их принятии постфактум. Деление на своих и чужих часто подменяет здоровые дискуссии, и лояльность слишком часто ценится выше профессионализма. Национальное телевидение очень уж рьяно берет под козырек в своих информационных программах – и уже никто не ожидает от него объективности и правдивости.

– Качество жизни, которое требует масштабных улучшений. Это касается школ, дорог, больниц, экологии, безопасности, здоровья населения. По уровню качества жизни в целом Россия занимает 50–60-е место в мире, а по некоторым удельным показателям позиции устрашающие – мы пятые в мире по смертности, первые по абортам, шестые по самоубийствам, вторые по потреблению алкоголя, в первой десятке по потреблению табака и наркотиков.

– Обороноспособность страны основана на ее атомном потенциале, и в то же время уверенность в эффективности нашей армии отсутствует.

– Низкие темпы обновления инфраструктуры становятся тормозом развития экономики, а значительная стоимость ввода в эксплуатацию новых мощностей, скорее всего, окажет негативное влияние на будущую конкурентоспособность.

– Институт власти, по сути, теперь единственный действующий институт. Централизация чрезмерна (теперь это признано официально), количество чиновников за 10 лет выросло на 60%, одна ветвь власти поглотила две другие (парламент стал не местом для дискуссий, а этапом оформления решений). Очевидно, что власть чрезмерно участвует в экономической и общественной жизни и что стране не хватает конкуренции.

– Отсутствие социальных лифтов. Среда, способствующая раскрытию талантов и пополнению элит за счет наиболее умных и энергичных сограждан, не создана.

– Отток капитала в разы превышает приток иностранных инвестиций. Это своего рода интегральный показатель состояния дел, и сегодня, к сожалению, счет не в нашу пользу.

– Вакуум ценностей или, скорее, негативный их набор. Сила, деньги, связи позволяют преуспеть, в то время как честность, эффективный труд и соблюдение равных условий и законов часто воспринимаются как ценности неудачников.

При этом у нас есть и хорошие результаты – удвоение ВВП за 10 лет, крепкие финансовые резервы, отсутствие внешнего долга, растущий средний класс, увеличение количества поездок россиян за рубеж (в том числе на учебу), появление эффективных компаний. Что касается личной свободы, то ее в России несоизмеримо больше, чем было в СССР. Возможно, многие положительные изменения достигнуты благодаря высокой цене на нефть, но это не умаляет их эффект.

Слишком поверхностно просто обвинять во всех очевидных бедах «власть». К тому, что мы сегодня имеем, мы пришли все вместе, этот перечень трудностей – общий для всех. И с проблемами, которые ставит время, мы не справляемся все вместе.

Каковы же основные реакции на эти проблемы в обществе?

– Значительная часть населения просто уходит в апатию. Недавний опрос показал, что более 60% граждан вообще никак не участвуют в общественной и политической жизни (в 1999 г. таких было 25%, в 2004 г. – 32%). Наиболее частые аргументы – либо «мне это неинтересно», либо «мое участие ни на что не повлияет». С таким подходом к сегодняшнему дню неудивительно, что мы и свою историю не знаем, и безразличны к ее самым страшным страницам. На вопрос «Как вы лично в целом относитесь к Сталину?», заданный в феврале 2010 г., 32% граждан ответили: «с восхищением», «уважением» или «симпатией», а 38% выразили безразличие (в 2001 г. вариант «безразлично» выбирали 12% граждан).

– Часть граждан, в основном талантливых и конкурентоспособных, эмигрирует (согласно опросам, более 20% населения готовы рассматривать возможность эмиграции – и чуть ли не 40% молодежи).

– Малая смелая часть общества открыто борется за улучшения в широком смысле или узконаправленно – в сфере своей профессиональной деятельности. Таких людей с независимой гражданской позицией у нас в стране очень не хватает.

– Многие представители мыслящих слоев переживают, обсуждают, жалуются, но не готовы что-то предпринять. Они настроены ждать – то ли сверху что-то исправят, то ли вообще все решится по-щучьему велению, как-то в целом «пронесет», «прорвемся», а может, и «плохо кончится». Мы чрезвычайно пассивны и патерналистски настроены. Иностранцы часто удивляются нашей склонности развернуто критиковать положение дел при удивительном отсутствии готовности что-то предпринять.

С апатией, эмигрантскими настроениями и жалобами у нас не получится развиваться дальше. Обществу надо выполнять свою часть общественного договора, стать более требовательным не только к власти (которая с нефтяными миллиардами и лояльным парламентом должна была сделать больше), но по отношению к себе, обозначить ответственность каждого гражданина за формирование своей среды. Премьер-министр недавно сказал на встрече с представителями одного отраслевого объединения: «Вас грабят, а вы молчите!» Правильно, не надо молчать.

Помимо спущенной нам вертикали управления, нужно укреплять горизонтали общения – делиться опытом между регионами, муниципалитетами, компаниями; совместно обсуждать, экспериментировать, разрабатывать решения и внедрять их. Без лишних движений – не через Москву, не через вышестоящие инстанции, а напрямую, на местах.

Последние 20 лет мы с энтузиазмом изучаем «передовой мировой опыт» в экономике, бизнесе, управлении – в тех сферах, где советские десятилетия особенно исказили наше развитие. Гражданское общество – вернее, его отсутствие, – несомненно, еще один серьезный пробел. Зададимся вопросом: возможно, уже настало время нам принять для себя, хотя бы частично, какие-то из принятых во многих странах норм поведения, например:

1. Не давать взятки – и, разумеется, не брать. Сразу сообщать, предавать гласности, в том числе в интернете, известные факты коррупции.

2. Выделить время для общественной деятельности. Вступить в уже существующее общественное, отраслевое, студенческое, региональное, муниципальное, районное объединение или самому организовать что-то подобное; жертвовать средства или выделять время на благотворительность. Воспринимать общее как свое, а не абстрактное чье-то.

3. Активно высказываться (посредством писем, через интернет, на митингах, в требованиях замены некомпетентного руководства, на выборах) в случае недолжного качества услуг, предоставленных нам за наши деньги, в таких сферах, как образование, здравоохранение, природа и экология, транспорт, ЖКХ, наличие общественного пространства и качество его обустройства. Содействовать укреплению местного самоуправления, как ключевого рычага формирования собственной среды.

В рамках общественного договора важнейшие наши проблемы – это апатия, безразличие, эгоизм. Если в обществе ситуация складывается не лучшим образом, то не высказываться, не пытаться влиять на ситуацию – безответственно. Перед каждым из нас стоит сложная задача – стать гражданином. Она является ключевой для становления любого современного общества и человека. Без ее решения мы продолжим буксовать, жалуясь на собственное бездорожье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать