Статья опубликована в № 2902 от 26.07.2011 под заголовком: Час икс: В поисках «третьей силы»

Антон Олейник: Не западники и не славянофилы

Все в российской истории случается неожиданно. Статус-кво кажется вечным, но меняется мгновенно. Именно поэтому задаться вопросами о жизни после смерти стоит именно сейчас, когда видимых причин для потрясений нет. Насколько жизнеспособны альтернативы существующей системе? Что и как менять, когда в неведомый пока час икс возможности для политических перемен вдруг появятся?

В российском политическом и интеллектуальном ландшафте давно и прочно доминируют две силы – те, кого можно условно назвать «патриотами-славянофилами», радетелями «особого российского пути», и те, кого условно можно назвать «либералами-западниками», сторонниками пересадки на российскую почву западных институтов (демократии, рынка, частной собственности).

Футбольный болельщик здесь провел бы параллели с соперничеством «Реала» и «Барселоны» в испанском футболе (или «Динамо» и «Шахтера» в нынешнем украинском): представители этих двух сил периодически меняются местами на Олимпе, не подпуская к нему других и на пушечный выстрел.

Отношения между «патриотами-славянофилами» и «либералами-западниками» сродни тем, что устанавливаются между живущими вместе уже длительное время супругами: периодические семейные ссоры по поводу того, «кто в доме хозяин», не мешают совместному ведению домашнего хозяйства и прагматическому согласию со сложившимся положением. Не меняются и аргументы, которые стороны используют в спорах и ссорах. «Патриоты» обвиняют «западников» в продаже родины зарубежным спонсорам, финансовым и интеллектуальным. «Западники», в свою очередь, уверены, что национальными особенностями (если, конечно, говорить не об охоте, рыбалке и бане) нужно не гордиться, а стыдиться. Что в России меняются только «обертки» для существующей на протяжении веков модели властных отношений. Эта модель характеризуется бессилием гражданина перед лицом обладателя власти, невозможностью ограничить своекорыстие последнего ни законом, ни религиозной верой, а только «кнутом» обладателя еще большей власти.

Нужен третий

Фактически речь идет о вынужденном выборе между членством в двух «фан-клубах», «патриотическом» и «прозападном». В обоих случаях с надеждами на независимость суждений и тем более действий лучше расстаться. Членство в патриотическом «фан-клубе» означает признание незыблемости сложившейся в России системы власти и готовность беспрекословно подчиняться ее носителям. А членство в фан-клубе «западников» предполагает отказ от критики властвующих элит западных стран и как минимум лояльное отношение к проводимой ими политике на постсоветском пространстве и на глобальном уровне. Даже тот факт, что остающееся пространство для маневра во втором случае больше, чем в первом, не меняет сути. При сложившемся раскладе негосударственным акторам выбирать приходится не между свободой и несвободой, а между различными формами зависимости.

Потребность в существовании «третьей силы», не аффилированной ни с «патриотами», ни с «западниками», существует. В ней нуждаются прежде всего те, кто ценит свободу как таковую и не довольствуется выбором между двумя формами зависимости. «Третью силу» потенциально поддержат и интеллектуалы, для которых значимы свобода мысли и право на «когнитивное сопротивление», и предприниматели в шумпетеровском понимании этого термина, ориентированные на получение прибыли через создание новых комбинаций факторов производства, продуктов и рынков.

Лозунг свободы обычно помещают на свои знамена правые партии. Однако в российском случае даже правые партии в конечном счете примыкают либо к «патриотам», либо к «западникам», что подрывает доверие к их попыткам овладения риторикой свободы. 

Ни «патриоты», ни «западники» не заинтересованы в предоставлении «третьей силе» шанса. Поэтому при появлении неконтролируемых ими инициатив, будь то движения обманутых дольщиков и экологов (см. сайт Института коллективного действия www.ikd.ru) или не вписывающиеся в известный формат научные теории, участникам последних приходится рассчитывать прежде всего на самих себя.

В особых случаях искателям «третьего пути» достается и от «патриотов», и от «западников». Взять ситуацию в Ростове-на-Дону. Центр политической концептологии Северо-Кавказского НИИ экономических и социальных проблем Южного федерального университета (ЮФУ) разработал международный образовательный проект «Бюрократия и постсоветские политические режимы». Руководителем центра (и одним из авторов проекта) является профессор Виктор Макаренко, который одним из первых в СССР стал разрабатывать на теоретическом уровне тему бюрократии. Его работы второй половины 80-х гг. издавались немыслимыми сегодня для научных изданий 50-тысячными тиражами, а разрабатываемая им начиная с середины 90-х гг. концепция «русской власти» весьма полезна для осмысления превалирующей в России модели властных отношений.

Проект первоначально поддержал один из западных неправительственных фондов. Узнав об этом, ростовские молодежные «патриотические» движения сразу же подняли шум и организовали публичное осуждение сотрудничества подразделения ЮФУ с «агентами Запада».

В чем только они не обвиняли вероятного спонсора (он же вероятный противник): и в поддержке цветных революций, и в навязывании западного понимания демократии (которое никак не согласуется с пониманием демократии суверенной, т. е. управляемой и встроенной в систему существующей власти). Стоит напомнить, что под давлением российских властей данный неправительственный фонд был вынужден свернуть финансирование своих российских филиалов в 2003 г.

Стремление отстаивать право на «когнитивное сопротивление» оказалось неприемлемым ни для «патриотов», ни для западного спонсора. На самом последнем этапе его менеджментом было принято решение не оказывать финансовую поддержку проекту как слишком «неформатному» и, вероятно, малоуправляемому, если под последним понимать гарантии трансляции исключительно приемлемых для «западников» точек зрения. Авторы проекта были фактически поставлены перед жестким выбором: либо полная смена его руководства и получение денег, либо свобода мысли, но уже за свой счет.

Тем, кто движется в направлении поиска «третьего пути», досталось и от «патриотов», и от «западников». Если ты не с нами, значит, ты против нас – с этим лозунгом соглашаются и первые, и вторые (вспомним Джорджа Буша, публично повторившего его сразу после трагедии 11 сентября). Третьего не дано: ни те ни другие не признают права на особое мнение и на сопротивление своей воле.

Шанс для «третьей силы»

Внутри страны этот шанс связан с существованием «внесистемного» бизнеса. Такой бизнес не встроен в систему привилегированных отношений с чиновниками не по причине несогласия с требуемой последними ценой за вход на рынок с ограниченной конкуренцией, а ввиду отказа от самой идеи сделки с представителями политической власти. «Внесистемный» бизнес занимает периферийное положение в России, но он есть в среде и малого, и среднего бизнеса, особенно в тех рыночных нишах, которые пока не интересны чиновникам.

Еще одна модель финансирования «третьей силы» из внутренних источников касается добровольных пожертвований отдельных граждан. При нынешнем уровне развития систем платежей, прежде всего электронных, транзакционные издержки на их осуществление крайне малы, что облегчает получение средств даже от географически разрозненных и организационно не связанных лиц. Используя систему «Яндекс.Деньги», Алексей Навальный в короткий срок собрал несколько миллионов рублей на поддержку сайта Rospil.info.

«Третья сила» может получить поддержку и извне – от западных правительств и неправительственных организаций. Однако для этого требуется признание последними права на свободу мысли и действий, даже когда мысли и действия не укладываются в привычные для западной ментальности рамки. Речь идет об empowerment в оригинальном смысле этого английского термина как помощи в становлении самостоятельных акторов и согласия на их независимый, самостоятельный статус в будущем. Пример такой поддержки можно увидеть в действиях мудрых родителей или учителей, которые опекают ребенка до достижения им определенного этапа в своем развитии, а затем полностью отказываются от контроля за его мыслями и действиями.

Эти шансы важно не упустить: в час икс именно появление «третьей силы» способно помочь положить конец «эффекту колеи» в российской истории, т. е. бесконечному воспроизводству сложившейся системы власти, вне зависимости от того, кому она принадлежит в данный момент – «патриотам» или «либералам».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать