Статья опубликована в № 2914 от 11.08.2011 под заголовком: Гражданское общество: Белые нитки суда

Мария Эйсмонт: Страдают не только олигархи

Когда судья Николай Распопов на всю страну объявил об отказе в УДО Платону Лебедеву на основании потери им тюремного одеяния, создалось впечатление, что дно достигнуто: вот он, предел цинизма и лицемерия правоохранительной и судебной систем. Увы, до дна, похоже, еще далеко. Кошмар, в котором почти год живет далекая от политики и большого бизнеса семья Макаровых, – тому красноречивый пример.

С сентября прошлого года Владимир Макаров находится в сизо по обвинению в насильственных действиях сексуального характера в отношении собственной дочери, которые он, очевидно, не совершал. Его жене Татьяне следователи открытым текстом советуют заняться устройством личной жизни, намекая на неминуемый обвинительный приговор и особенности жизни на зоне с подобной статьей. Усилия друзей семьи, общественников и журналистов, которые пытаются помочь, предав гласности эту чудовищную историю, пока ни к чему не привели: сшитое белыми нитками дело дошло-таки до Таганского суда.

Все началось в прошлом июле, когда в анализе мочи поступившей в больницу после падения со шведской стенки семилетней девочки лаборант обнаружила несколько неподвижных сперматозоидов. Уголовное дело об изнасиловании не заставило себя ждать – в стране идет борьба с педофилией. Взрослым мужчиной, общавшимся с ребенком, был в первую очередь ее отец – он и стал главным обвиняемым. Основанием послужило весьма туманное заключение эксперта о том, что «с известной долей вероятности присутствие биологического материала отца в гинекологическом мазке, взятом у его малолетней дочери, не исключается».

Уже повторная экспертиза показала, что произошла ошибка: никакой спермы в моче нет. Многочисленные именитые специалисты независимо друг от друга приходили к выводу, что нет никаких причин считать девочку подвергшейся насилию: она не травмирована ни физически, ни психически и очень привязана к отцу, которого считает уехавшим в долгую командировку.

Однако система устроена так, что обвиняемый фактически является осужденным, и погубить человека проще, чем ухудшить показатели. Следствию нужны были подтверждения их версии: один из психологов изучил рисунки девочки и сделал вывод: ребенок прорисовывает талию у девушек и рисует кошек «с фаллосоподобными хвостами», что «косвенно указывает на сексуальные отношения со значимым взрослым». Шокированная Татьяна вынуждена была в ответ проводить три психологические экспертизы – в двух государственных центрах и одном частном, специализирующемся на детской травме. Все исследования подтвердили: сексуальное развитие ребенка соответствует возрасту. Параллельно мать изучала рисунки кошек детей-ровесников: больной мозг мог бы увидеть фаллос в любом из хвостов.

Наивны те, кто думает, что судьба Лебедева и Ходорковского их не коснется, что система совершает противоправные действия только по указке сверху, а в делах простых смертных руководствуется буквой закона. Но скольким невинным людям искалечат жизнь, прежде чем общество проснется и осознает, что на месте Макарова может оказаться любой из нас?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать