Мнения
Бесплатный
Ольга Романова
Статья опубликована в № 2919 от 18.08.2011 под заголовком: Тюрьма и мир: Бизнес как пушечное мясо

Ольга Романова: Как бы успехи как бы гражданского общества

Владимир Осечкин в ближайшее время станет ЛОМом – лидером общественного мнения. Молодой предприниматель (30 лет), харизматичный, умный и цепкий, два месяца назад вышел из тюрьмы. Там он провел больше четырех лет, статьи самые распространенные для бизнеса – ст. 159 ч. 4, ст. 160 ч. 4 и ч. 3, и ст. 174-1 ч. 4 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, крупные растраты с последующей легализацией денежных средств). Срок – семь лет, вышел по УДО. До ареста занимался в Подмосковье автомобильным бизнесом, был владельцем холдинговой компании «Бестгрупп» и сети автосалонов «Бестмоторс». Бизнес полностью разрушен. Однако большая часть сотрудников правоохранительных и надзорных органов, организовавших арест и осуждение Осечкина, уволены из органов, либо осуждены, либо находятся в федеральном розыске.

У моего мужа, предпринимателя Алексея Козлова, ситуация очень похожая. Обвинения и сроки у них с Осечкиным одинаковые, а судьбы следователей по нашему делу стремительно развиваются по «подмосковному сценарию», хотя прямой связи между «списком Кардина» (почти все присутствующие в нем персонажи оставили подписи в деле Козлова) и крышеванием подмосковных казино (подписи в деле Осечкина) на первый взгляд нет.

Каждый день мы с Осечкиным и моим мужем (из зоны по телефону-автомату) обсуждаем ситуацию. Несколько раз в неделю мы собираемся «расширенным составом» – родственники осужденных предпринимателей, адвокаты, журналисты и люди, которых можно назвать сочувствующими экспертами. В последние месяцы политическая ситуация, напрямую влияющая на наше положение, начала меняться настолько стремительно, что мы сочли необходимым поделиться некоторыми своими наблюдениями и предложить серию заметок от «бизнес-зеков».

Наблюдение первое – «ментализация» юстиции. На днях меня пригласили участвовать в межведомственной рабочей группе по предотвращению конфликтов на национальной почве в местах лишения свободы. Пригласили специалисты из Минрегиона, а вовсе не ФСИН и не Минюста – ведомств, с которыми наша группа «бизнес-зеков» работает плотно, но безуспешно. Увиденное и услышанное отчасти объяснило причины фиаско: Минюсту и ФСИН (эти ведомства расположены под одной крышей на Житной) следовало бы сменить вывеску на «Московский филиал Самарского ГУВД».

Министр юстиции Александр Коновалов в недавнем прошлом был полпредом президента в Поволжье. Глава ФСИН Александр Реймер до 2009 г. возглавлял ГУВД Самарской области. С приходом Коновалова и в особенности Реймера в Минюсте и ФСИН соответствующим образом поменялся кадровый состав. И в первые год-полтора это было хорошо – ибо до Реймера в системе ФСИН было хуже некуда. У Реймера есть одно важное достоинство – на посту директора ФСИН он не берет взяток. К сожалению, на этом преимущества закончились. И сейчас можно констатировать полную «ментализацию» системы (включая назначение директора НИИ ФСИН), что весьма опасно. Эти люди умеют управлять тюрьмой только с одной стороны.

Свежая тенденция номер два – волна самоубийств и побегов среди разнообразных силовых начальников. Застрелился глава Хабаровского УФСИН, когда к нему пришли с обыском, бежал подмосковный прокурор Игнатенко, застрелился прокурор Сизов, курировавший ФСБ.

Кого традиционно недолюбливают и побаиваются милицейские? ФСБ. Кто вскрыл подмосковных прокуроров? ФСБ и СКР. Кого курировал Сизов? ФСБ.

А вот и ответ с другой стороны: из СК при МВД (ныне Следственный департамент МВД) убрали генерала Аничина (фигурант «списка Кардина» и однокурсник Путина), зато другой его фигурант, зам Аничина Алексеев, немедленно перемещен на место застрелившегося в Генпрокуратуре Сизова. То есть курировать ФСБ будет человек из МВД. Место однокурсника Путина в СК МВД занял однокурсник Медведева Кожокарь. А до этого Дмитрий Медведев настоял на переутверждении генпрокурора Чайки. То есть «ментализация» идет под Медведева. А «гэбэзация» – как обычно.

Дело подмосковных казино продолжается, и мы еще увидим – причем по ТВ – немало примечательных событий, иллюстрирующих борьбу прокуратуры и МВД (с примкнувшим «ментализированным» Минюстом) против ФСБ и СКР. Такого «коллективного Медведева» против «коллективного Путина». Даже и не знаешь, за кого болеть.

Пока результатом «битвы титанов» на как бы «правовом поле» можно назвать две совершенно разные вещи.

Первая – как бы поаккуратнее выразиться – нивелирование влияния мощных воров в законе на позиции крупнейших чиновников с последующим отбытием этих чиновников, причем с женами-миллиардерами, на острова, с последующим же присоединением к ним банкиров, по большому счету попавших под раздачу.

Вторая – демонстрация как бы успехов как бы гражданского общества в борьбе с правовым беспределом. Это мы с Осечкиным. Мы знаем реальную цену нашим весьма небольшим успехам – это годы борьбы тысяч неравнодушных людей. Лягушки сбили лапками сметану. Но сметану к делу не пришьешь – нашими расследованиями, жалобами и заведомо неправосудными приговорами поочередно с удовольствием пользуется то одна группа титанов, то другая. Отсюда, кстати, и взаимоисключающие постановления разнообразных высоких судов по делу Алексея Козлова, например: Верховный суд считает, что он осужден незаконно, Мосгорсуд – добавил бы сроку, да нельзя.

Предпринимателей по-прежнему прессуют, заказывают и сажают. Общество бесправно и безграмотно, не умеет использовать правовые методы защиты, и только горстка юристов расскажет вам про существование ст. 49, 125, 159 УПК РФ (посмотрите сами – пригодится). Но сейчас мы с Осечкиным нужны титанам – т. е. сами мы неинтересны, но мы создаем грамотные поводы для преследования фигур из того или иного лагеря. Наши цели временно совпадают. Но не дай бог им не совпасть.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать