Статья опубликована в № 2928 от 31.08.2011 под заголовком: У худших отнимут студентов

У худших вузов отнимут студентов

Неэффективные вузы «должны постепенно сходить со сцены», заявил премьер Владимир Путин на встрече с активом Российского союза ректоров. Эксперты парируют: «оздоровление образовательного пространства» невозможно без решения системных ошибок управления – наследия советских времен
fotoimedia / Владимир Филонов

Судя по международным рейтингам, позиционирование наших вузов в мире оставляет желать лучшего. Отечественных университетов нет в первых двух сотнях по Times Higher Education, и только в Шанхайском рейтинге МГУ занимает достаточно высокое место: в этом году – 77-ю позицию (в 2009 г. был на 78-м месте, а в 2010 г. – на 74-м). Помимо МГУ в нем еще есть Санкт-Петербургский госуниверситет, но если МГУ вошел в топ-100, то диапазон СПбГУ – 301–400-е места. Другие российские вузы в Шанхайский рейтинг не попали вообще.

Путин поддержал идею создания в России национального рейтинга вузов и предложил ректорам разработать критерии рейтингования. «Потребителю образовательных услуг необходимы объективные, а не ангажированные оценки», – сказал он.

Выпускников не хватает

«Если люди обходят стороной институт или университет, не идут учиться даже на бюджетное место» – это повод «серьезно задуматься о том, насколько востребовано такое учебное заведение», вынес приговор премьер. По его мнению, некоторые вузы сознательно предлагают будущим студентам некачественное образование, зачисляют на бюджетные места абитуриентов с низкими баллами ЕГЭ, стремясь заполучить финансирование.

«У нас действительно много вузов, которые не первый год не могут заполнить даже бюджетные места, но причина этого не только в качестве образования», – говорит директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина. Во-первых, в России сокращается число потенциальных абитуриентов, что связано с демографическим кризисом, а во-вторых, сокращение контрольных цифр приема (объема подготовки специалистов) в последнее время шло медленными темпами, отмечает она. По словам Абанкиной, с 2007 г. количество бюджетных мест в вузах значительно превысило количество выпускников школ.

«Реально госзаказ на подготовку специалистов проходит в рамках процедур, разработанных еще при советской власти, когда было тотальное планирование всего и вся с обязательным распределением выпускников вузов», – рассуждает Алексей Чаплыгин, руководитель исследовательской группы агентства «Интерфакс». Кроме прогнозов рынка труда необходимо также стимулировать деловую активность, развивать бизнес, чтобы он создавал новые рабочие места, подчеркивает эксперт.

«Закрыть вуз – значит отобрать лицензию и решить, как распределить студентов, которые еще учатся», – напоминает Абанкина, добавляя, что делать это будет сложно, поскольку в каждом регионе, как правило, есть один классический вуз, один педагогический, один технический и один сельскохозяйственный, а студентов предстоит перевести из одного вуза в другой так, чтобы совпадали их специальности. «Другой вопрос, что когда начинаешь «разбирать» каждый конкретный вуз, то понимаешь, что он расположен в регионе, где есть своя специализация, – говорит Абанкина. – Зачем, к примеру, закрывать сельскохозяйственную академию в традиционно аграрном регионе? К тому же вузы должны быть заинтересованы в том, чтобы после обучения молодые специалисты работали у себя на родине». По мнению Абанкиной, гораздо эффективнее было бы интегрировать вузы.

Надбавки за науку

Чтобы преподаватели были заинтересованы в работе, у них должно быть достойное вознаграждение. Сейчас средняя зарплата в сфере высшего образования – 21 700 руб., это несколько ниже средней зарплаты по экономике страны, признал Путин.

Зарплаты преподавателей российских вузов значительно уступают доходам преподавателей вузов цивилизованных стран, хотя некоторые ведущие университеты и бизнес-школы для привлечения звездных профессоров готовы платить по западным меркам – в пределах $100 000 в год, говорит Чаплыгин. Средняя месячная зарплата преподавателей известных российских вузов – 40 000 руб., но разброс громадный, отмечает эксперт: доценты начинают с 20 000 руб. со всеми надбавками, а руководство факультетами и университетом получает более 100 000 руб.

Сложность в привлечении и удержании хороших специалистов в вузах проректор РЭШ Алексей Ситников объяснил тем, что в большинстве вузов оплата труда привязана в объему, т. е. к количеству часов лекций, хотя в идеале критерием оценки профессионального уровня преподавателя должна быть его научная деятельность: публикации, участие в исследованиях, индекс цитирования. Татьяна Андреева, академический директор одной из программ магистратуры Высшей школы менеджмента (ВШМ) Санкт-Петербургского госуниверситета, говорит, что ее зарплата в первую очередь привязана как раз к количеству часов лекций. «Но это не снижает качество преподавания», – убеждена она. В ВШМ разработан ряд процедур, которые позволяют получать обратную связь от студентов, рассказывает Андреева: например, в конце курса студенты заполняют анкету, оценивают курс по нескольким параметрам, а также могут написать комментарии в свободной форме.

«После общения со студентами я регулярно вношу изменения в свой курс», – говорит Вячеслав Болтрукевич, старший преподаватель высшей школы бизнеса МГУ (ведет курс «Управление операциями»). – Например, у меня есть групповой проект по изучению операционной системы в отделениях Сбербанка, и если полгода назад я давал на выполнение этого задания месяц, то сейчас –по просьбам самих же студентов – полтора дня. Студенты объяснили это тем, что гораздо эффективнее работают в режиме стресса, так как жесткие рамки задания повышают самодисциплину».

Оценки студентов за курс не используются напрямую как источник для наказания преподавателей, но они отслеживаются в долгосрочной перспективе, и если преподаватель постоянно набирает низкие баллы, то его курс могут передать другому преподавателю, говорит Андреева.

Наследие советов

«Безусловно, чтобы попасть в верхние строчки международных рейтингов, нужны исследования, и наших преподавателей дополнительно поощряют за это грантами и, кроме того, выплачивают премии за публикации в ведущих международных журналах», – отмечает Андреева. Но делать это могут не все, комментирует Болтрукевич: те исследования, которые проводят на Западе, стоят десятки и сотни тысяч долларов, и финансируют их, как правило, частные компании или государство – через систему грантов, что для России пока редкость.

«Советская система была построена на основе приоритета образовательного вуза, исследовательскими были лишь отдельные университеты – например, МГУ, ЛГУ, МФТИ», – обращает внимание Чаплыгин. Наше традиционное разделение между академической наукой и университетским образованием непривычно для остального мира, поэтому многие научные достижения нашим вузам не засчитываются, заключает Абанкина.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать