Статья опубликована в № 2936 от 12.09.2011 под заголовком: Правила игры: Осень евро

Константин Сонин: Выйти из кризисной ловушки

В конце августа и начале осени россияне традиционно беспокоятся о курсах валют. Отличие этого года состоит в том, что за рубль можно не беспокоиться. Обменный курс не зафиксирован (это позволяет не опасаться резких скачков курса), а золотовалютные резервы ЦБ велики (это позволяет ЦБ сгладить, если понадобится, небольшие колебания). Этой осенью беспокоиться нужно об одной из двух основных мировых валют – евро.

Ловушка, в которую попали страны еврозоны, выглядит так. Чтобы преодолеть последствия мирового финансового кризиса 2008–2009 гг., многие страны увеличили государственные расходы и, соответственно, дефицит бюджета. В результате долги оказались так велики, что финансисты всего мира боятся давать в долг не только странам «европейской финансовой периферии» – Греции, Ирландии, Португалии, но и таким крупным экономикам, как Испания и Италия. Что нужно сделать, когда долги велики? Снизить дефицит бюджета, т. е. сократить расходы и увеличить доходы, и убедить инвесторов, что и в будущем дефицита не будет. Однако сокращать дефицит легко во время устойчивого экономического роста; сокращение дефицита во время нулевого роста или спада только усиливает спад. Финансовый кризис привел к резкому падению спроса; государственные расходы могли бы в какой-то степени восполнять это падение. При снижении дефицита во время кризиса экономика попадает в самозатягивающийся силок: чем ниже темпы роста, тем меньше веры в то, что правительство сможет расплатиться по долгам, тем сильнее нужно сокращать расходы и повышать налоги, тем ниже темпы роста и т. д.

Положение осложняется тем, что до самого последнего времени европейские политики не старались понять экономическую природу нынешнего кризиса. Половину проблемы – то, что германские (французские, финские и т. д.) избиратели не хотят платить по долгам греческого и ирландского правительств, – они понимали прекрасно. То, что Греции и Ирландии прописывалось снижение дефицита, было естественным. Однако и те страны, относительно которых заимодавцы совершенно не беспокоились (та же Германия), тоже озаботились снижением бюджетных дефицитов – совершенно неправильная политика в период низких темпов роста. Экономистов, даже самых знаменитых, таких как нобелевский лауреат Пол Кругман, которые говорили, что неправильно сокращать расходы, если сомнений в платежеспособности заемщика нет, никто не слушал. Даже сейчас, когда стали ясны последствия преждевременного сокращения бюджетного дефицита в Британии (последствия печальные – восстановление после кризиса прекратилось) и стало ясно, к чему приведет необоснованное сокращение расходов в США, европейские политики не рассматривают всерьез увеличение расходов «сильных» экономик еврозоны. Они возлагают надежды на Европейский центробанк, который, хоть и с промедлением, переходит к менее ограничительной денежной политике, и на гипотетическую более тесную координацию фискальной политики. И, конечно, на чудо.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать