Мнения
Бесплатный
Константин Сонин
Статья опубликована в № 2941 от 19.09.2011 под заголовком: Правила игры: Устойчивый курс

Константин Сонин: Нужно ли менять курс рубля

В четверг замминистра экономразвития Андрей Клепач, один из самых уважаемых макроэкономистов-практиков в России, сказал, что обменный курс российского рубля к доллару завышен как минимум на 10%. В пятницу ему ответил Алексей Улюкаев, первый зампред ЦБ: «Нет оснований считать рубль переоцененным или недооцененным».

Ответ на вопрос, переоценена какая-то валюта или нет, сложен. В частности, чтобы ответить на него, нужно договориться о том, что считать «естественным курсом» – тем показателем, относительно которого можно говорить о пере- или недооцененности. Самый простой вариант – посчитать курс по «паритету покупательной способности» (ППС), разделив стоимость какой-то фиксированной корзины товаров в рублях на стоимость такой же корзины в долларах. Если взять в качестве корзины макдоналдовский Big Mac, то рубль, как показали летние подсчеты журнала The Economist, переоценен примерно на 10%. Однако есть масса причин, по которым обменный курс может отклоняться от курса, подсчитанного с помощью ППС. Другой простой вариант оценки валютного курса – предположить, что «естественный курс» – это тот, который делает нулевым сальдо счета текущих операций. Однако для многих стран – в том числе и для России – было бы более реалистично считать «естественной» ситуацию, при которой это сальдо поддерживается на постоянном положительном уровне.

В словах Клепача тревожит не то, что он указывает на какой-то серьезный сбой макроэкономической политики. В конце концов, 10% – совсем небольшая цифра, если речь идет о (гипотетическом) отклонении от «естественного курса». Тревожит то, что замминистра, возможно, пытается подтолкнуть ЦБ к манипулированию обменным курсом – в данном случае к попыткам сделать курс искусственно заниженным. Это могло бы помочь предприятиям-экспортерам в краткосрочной перспективе. Однако, как показал опыт осени 2008 г., когда ЦБ фактически поддерживал фиксированный курс слишком долго, чревато потрясениями в случае резкого изменения фундаментальных условий (для России это, например, изменение цен на нефть). С тех пор – после успешно проведенной управляемой девальвации в начале 2009 г. – ЦБ придерживается политики плавающего курса, при котором его роль сводится к сглаживанию спекулятивных колебаний. Это более правильно сейчас, потому что, как совершенно справедливо указала на прошлой неделе директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Ксения Юдаева, изменение внешних условий в последнее время привело к снижению темпов инфляции и, значит, сделало управление обменным курсом менее необходимым.

С опасениями относительно истинного смысла заявления Андрея Клепача я, возможно, дую на воду. До попыток повлиять на выпуск российских предприятий с помощью обменного курса еще далеко. Тем не менее лишний раз вспомнить о том, что для нашей страны сейчас плавающий обменный курс – более надежный вариант, совсем не вредно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать