Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 2947 от 27.09.2011 под заголовком: Конъюнктура: Жизнь после выборов

Константин Симонов: Не Фрадков и не Зубков

Главная интрига текущего политического сезона умерла. Однако вопросы о будущем политической системы все равно остаются. Весьма сомнительно, что власть будет чуть ли не 24 года использовать эту конструкцию.

Разочарование условного лагеря медведевцев на самом деле не слишком понятно. Дело даже не в том, что Путин всем своим поведением указывал на явные президентские амбиции. А в том, что их расчет строился на исчезновении Путина с политической сцены. Произошла логическая подмена. Требование полноценных выборов шло через запятую с требованием к Медведеву выдвинуться на второй срок. Но ведь было очевидно, что такая конструкция сработает только в одном случае – если Путин решит на выборы не выставляться. Потому что в случае конкуренции Путина и Медведева на выборах итог противостояния был ясен. Нравится это вам или нет.

Сегодня много говорится про сползание к авторитаризму. Думаю, что оно имеет свои пределы. Легко закручивать гайки, когда у вас замок на границе и тотальная монополия на все носители информации. Так что вначале нужно решить эти две задачи. Одно дело, когда авторитаризм воспринимается населением как данность, так как другая модель просто неизвестна. Другое – когда все это придется отнимать.

А ведь власть явно не ограничивается задачей пересидеть нынешний электоральный цикл. Об этом говорит, например, снова начавшийся процесс приватизации, а также постепенное выдвижение в управленцы детей нынешней элиты. Как ни парадоксально, но им потребуются более гибкие политические технологии. С авторитарными способами управления они просто не справятся. Что автоматически создаст риски нового передела собственности.

Показательно, что Путин сознательно уравновешивает себя либеральным премьером. Причем эта необходимость была просчитана заранее, вне зависимости от фамилий. Об этом говорит нервная реакция Кудрина на решение сделать премьером Медведева. Частью решения могла быть и большая свобода Медведева в принятии кадровых решений в правительстве. Что все же дает шансы на реализацию его либеральных экономических начинаний. Новая модель будет сильно отличаться от премьерства Фрадкова и Зубкова.

Возможно и возвращение к теме двухпартийности. Среднесрочно она более стабильна для правящей элиты. Так что в новом цикле ее придется создавать. Модели же могут быть разными – вплоть до разведения в перспективе «Единой России» и народного фронта.

Ну а для радикальной оппозиции в последних событиях один позитив. Придет осознание необходимости ставки на свои силы. Касьянов заявил, что праволиберальная партия могла бы на выборах набрать 12–15% голосов. Этого, конечно, было бы достаточно для того, чтобы Касьянов заседал в Думе. Но и только. Должна исчезнуть и популярная иллюзия «скоро Запад надавит, и тогда». Внешняя реакция на решение Путина весьма спокойная. Идея экономизации отношений будет доминирующей в период кризиса. Вспомнить хотя бы сделку с ExxonMobil, совершенную за несколько недель до последнего решения тандема. Так что надо самостоятельно доказывать свою эффективность.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать