Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2950 от 30.09.2011 под заголовком: От редакции: Дети коррупции

От редакции: Какие люди будут управлять страной через 15 лет

С.Николаев

Конфликт между Генпрокуратурой и Следственным комитетом России (СКР) интересен не только как война двух силовых ведомств за административный ресурс. Здесь есть много личного.

Последняя новость – отказ Генпрокуратуры требовать ареста и выдачи бывшего зампрокурора Подмосковья Александра Игнатенко, который подозревается в крышевании сети казино и скрывается от следствия. СКР хотел объявить Игнатенко в розыск через Интерпол, Генпрокуратура запрос не подтвердила. Прокурорами, наверное, руководят мотивы достижения истины и презумпции невиновности; может быть, еще защиты чести мундира; ну и совсем уже в частности – защиты друзей и родственников. В ходе расследования дела о подмосковных казино сообщалось, что под подозрением оказался сын генпрокурора Юрия Чайки Артем.

У высокопоставленных чиновников все в порядке с родительским инстинктом. Можно вспомнить немало случаев, когда их дети в случае конфликта с законом получают мягкое наказание или уходят от ответственности (например, известное дело об аварии, в которой сын Сергея Иванова Александр сбил насмерть старушку, было закрыто). И еще больше случаев быстрого карьерного роста детей чиновников в госкомпаниях или быстрого успеха их в собственном бизнесе, связанном с госзаказами и подрядами госкомпаний (дети того же Сергея Иванова, Михаила Фрадкова, Николая Патрушева, Владимира Якунина, Валентины Матвиенко и др.).

Как все родители, госчиновники стремятся защитить своих детей, обеспечить им достойное будущее и в перспективе оставить наследство. Но специфическая культура управления неофеодальным государством порождает особые формы заботы и, что еще важнее, особое мировоззрение «джуниоров».

Мы писали недавно («Дети мира», «Ведомости» от 28.09.2011) о росте эмиграционных настроений у российских детей и о том, что эти настроения являются производной от настроений родителей, оценивающих возможности образования, социального обеспечения и достижения успеха за рубежом выше, чем в России. Эти родители – как правило, успешные представители среднего класса – не видят смысла, стимулов и возможности обустраивать нынешнюю Россию для своих детей. Но у высокопоставленных родителей ситуация другая: они как раз имеют возможность и желание обустраивать страну по-своему, для своих детей.

Они лучше других знают о непостоянстве бизнес-правил и незащищенности частной собственности в России и понимают, что оставлять в наследство детям нужно статус (власть, полномочия), а капитал лучше сберегать за границей. Кроме всего прочего это значит, что лет через 10–15 Россией будут управлять нынешние успешные «джуниоры».

Если верить общим социологическим исследованиям настроений молодежи (поколения, родившегося в конце 1980-х – начале 1990-х), для нее характерны завышенные ожидания. Это дети спокойного времени, они росли вместе с благосостоянием семей в 2000-е. Это индивидуалисты, нацеленные на успех. Карьерные перспективы в России большинство связывает с монополиями и госслужбой (кстати, многие – с Генпрокуратурой или СКР). Что уж говорить об отпрысках высокопоставленных чиновников – для них карьерный лифт на госслужбу или в госкомпании уготован с детства. Они легко встраиваются и в бизнес, поскольку бизнес вынужден встраиваться в вертикаль власти для получения госзаказов, кредитов и т. д., а дети чиновников – универсальные лоббисты.

Как писали недавно Сергей Гуриев и Олег Цывинский («Яблоко и яблоня», «Ведомости» от 24.05.2011), исследования передачи неравенства в западных странах показывают, что дети богатых и успешных родителей наследуют богатство, но очень редко – навыки и знания. Для страны это в целом безопасно, потому что дети не наследуют власть. В России, как мы видим, власть передается по наследству.

Если нынешние руководители, каковы бы они ни были, имеют значительный жизненный опыт и в том числе установки ответственности (хотя бы перед командой, перед погонами, перед неписаными правилами), то их дети со своими завышенными ожиданиями, воспитанные в атмосфере вседозволенности и безнаказанности, имеют гораздо меньше психологических ограничителей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать