Мнения
Бесплатный
Сергей Гуриев|Олег Цывинский
Статья опубликована в № 2957 от 11.10.2011 под заголовком: Ratio economica: Старший и младший долг

Гуриев, Цывинский: Как спасти Европу

Самое тревожное в сегодняшнем долговом кризисе не то, что он кончится одним или несколькими суверенными дефолтами. Главная проблема в том, что, забывая о долгосрочных проблемах, политики Европы и США соревнуются друг с другом в популизме – в том, кто больше предложит избирателям «здесь и сейчас», и в том, кто откажется от болезненных, но необходимых решений.

Раньше столь откровенный и масштабный популизм был привилегией развивающихся стран. Многие латиноамериканские страны прошли в послевоенное время через несколько раундов бюджетных кризисов, гиперинфляции и дефолтов. В конце концов, развивающиеся страны выучили главный урок: жизнь не по средствам все равно приводит к болезненному сокращению расходов бюджета. При этом сокращение расходов после дефолта гораздо болезненнее, так как доступ к заимствованиям (по крайней мере, временно) закрыт. Свои уроки выучили и кредиторы развивающихся стран с большим дефицитом бюджета. Кредиторы поняли, что безответственное поведение все равно рано или поздно кончается – по меньшей мере, «реструктуризацией» долга (т. е. тем же дефолтом).

Почему же популизм вновь поднял голову, но теперь в развитых странах? Почему никто уже не вспоминает об обязательствах стран еврозоны поддерживать госдолг на уровне 60% ВВП? А ведь долг существенно превышает 60% ВВП не только в странах PIIGS (Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания), но и в подавляющем большинстве остальных стран Еврозоны, включая ее ключевых членов Германию и Францию (80% ВВП). Да и долг США превысит 100% ВВП уже в ближайшем будущем.

Ответ очень прост. В ставшей уже классической книге 1991 г. «Макроэкономический популизм в Латинской Америке» известные макроэкономисты Рудигер Дорнбуш и Себастьян Эдвардз так определяли популизм: «Популизм – это экономическая политика, направленная на перераспределение или рост и не учитывающая макроэкономические ограничения и последствия». В отличие от латиноамериканских популистов, американские и европейские популисты как раз знают, что макроэкономические ограничения есть, но это – «мягкие бюджетные ограничения». Их «мягкость» заключается в том, что в случае неспособности обслуживать госдолг банкротства не будет – другие страны и международные организации будут вынуждены прийти на помощь. Ведь мир не может допустить дефолта США и европейских стран. Западные страны «слишком велики, чтобы рухнуть» (или, говоря политкорректным языком, являются «системообразующими»). А это значит, что в случае чего МВФ, Европейский центробанк, Европейский фонд финансовой устойчивости, Китай, суверенные фонды развивающихся стран придут на помощь.

Можно ли создать институт, который поставит заслон бесконечному наращиванию долга? Такое решение, конечно, существует. Это решение можно построить на основании идеи швейцарского экономиста Чарльза Выплоша, который предложил использовать механизм страхования вкладов для разрешения сегодняшнего кризиса в еврозоне. Впрочем, основная идея – гораздо более общая и может решить проблемы и вне еврозоны, и после сегодняшнего кризиса.

Идея Выплоша связана с давними предложениями Роберта Шиллера о выпуске финансовых инструментов макрострахования, платежи по которым зависят от макроэкономических показателей. Необходимо установить предел долга, который будет гарантирован международными институтами МВФ, EFSF и центробанками G20. Этот предел можно установить на уровне 60% ВВП (можно и 80%, и 90%, но именно 60%ВВП был установлен Маастрихтским договором о создании евро).

После этого международные организации должны заявить, что они придут на помощь во время кризиса только для кредиторов первых 60% ВВП долга. Весь долг за пределами 60% – это «младший» долг. Естественно, что никто не сможет запретить суверенным странам выпускать «младший» долг. Но так как он не будет гарантирован международными организациями, облигации этого долга будут похожи на «мусорные»; заимствования свыше 60% ВВП будут обходиться заемщикам гораздо дороже.

Этот механизм будет работать вследствие самосбывающегося прогноза. Налогоплательщики в других странах не позволят спасать кредиторов, которые инвестируют в «младший» долг. Ведь когда страны выпускают, а инвесторы покупают младший, и те и другие вполне публично признают безответственность своего поведения. Поэтому на балансах инвесторов младший долг будет отображаться как рискованные инвестиции с высокой вероятностью дефолта. Дефолт по младшему долгу будет вполне нормальным явлением и не будет приводить к панике на финансовом рынке.

Хватит ли денег на то, чтобы выполнить гарантии по старшему долгу (60% ВВП)? Безусловно. Почти 80-летний опыт страхования банковских вкладов (например, в США такая система была создана в 1933 г.) доказывает, что такой механизм эффективно позволяет искоренить банковские паники. Так и в межстрановом контексте, международным организациям даже не придется тратить деньги – ведь инвесторы будут знать о наличии гарантий, поэтому паники на рынке не будет.

Можно ли реализовать этот механизм на практике? Не слишком ли искусственным он выглядит? Все новые идеи поначалу кажутся неестественными. Ведь в мировой экономике не всегда существовали бумажные деньги, акционерные общества с ограниченной ответственностью, центральные банки или страхование депозитов. Даже резервные фонды, к которым мы уже привыкли, – это по историческим меркам очень молодое изобретение. Поэтому и механизм гарантирования «старшего» госдолга тоже вполне реализуем. При этом сейчас правильный момент для его создания – понятно, что ситуация с кризисом суверенных долгов зашла в тупик и простых решений не видно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать