Статья опубликована в № 2961 от 17.10.2011 под заголовком: Правила игры: Возвращение к норме

Константин Сонин: Ближе к норме жизни

Что общего в этих ситуациях? В Парке культуры им. Горького убрали многочисленные заборы, отделяющие один аттракцион от другого, и создали большую прогулочную зону по образцу лучших современных городских парков. Из лектория Политехнического музея убрали пропаганду разных религиозных и эзотерических учений; лекции лучших ученых Москвы собирали весь прошлый год сотни слушателей. Студент нашего бакалавриата спросил, можно ли ему пропустить занятие в связи с тем, что на работе – он работает – ему сказали прийти в то же время, когда у него пара. Ему было отказано, потому что для студента работа – это не уважительная причина пропуска занятий. Профессор попросил поставить ему занятия в один день, потому что он преподает в трех вузах и ему не хотелось бы приезжать два раза. Но для образовательного процесса было бы лучше иметь два занятия в разные дни; лучше заплатить этому профессору за то, чтобы он работал только в одном месте.

Мне кажется, что эти ситуации объединяет то, что во всех случаях то, что кажется хорошим и правильным, является просто возвращением к норме. Городской парк не должен быть разбит на много мелких частных лавочек. В Политехническом музее не должно быть место пропаганде мистики. Студенты дневных вузов не должны работать днем; как бы ни было распространено то, что лучшие студенты начиная с 3-го курса уже работают, это отклонение от нормы. Профессор должен работать в одном вузе. То, что какая-то практика укоренилась после экономической и политической катастрофы, начавшейся в конце 80-х, не означает, что ее нужно воспринимать как норму.

Речь не идет о возвращении к норме тридцатилетней давности. Советский Союз держался, можно сказать, на том, что граждане забыли, а многие и никогда не знали, что такое норма. Во многих областях человеческой деятельности новая, сложившаяся после распада СССР норма куда более естественна, чем те, при которых прошло мое детство и юность. В кафе и ресторанах стало светло и чисто – сейчас уже не только в Москве это воспринимается как норма (не просто чисто – сейчас в привокзальных туалетах чище, чем в кинотеатрах в советское время). Продавцы, официанты, вахтеры, метрдотели, портье, таксисты стали вежливыми и предупредительными. Дело не только в сфере обслуживания. Образование – еще более яркий пример. Для моих детей, например, русская литература включает Толстого, Набокова, Булгакова, не разбирая, кто из них был раскручен пропагандистской машиной, кто наполовину, а кто полностью запрещен. И слава богу, что, интересуясь литературой, да и любым другим искусством, не нужно теперь зависеть от предпочтений полуграмотных, а то и вовсе безграмотных политических руководителей.

Если что-то является просто возвращением к норме, пусть норме столетней давности или тем нормам, которые сложились в мире, означает ли это, что не нужно этому возвращению радоваться? Конечно, нужно, иначе кто же будет этому возвращению способствовать?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать