Статья опубликована в № 2998 от 08.12.2011 под заголовком: Компания недели: «Северсталь»

Александра Терентьева: "Северсталь"

Если бы существовала премия за самую странную сделку года, то ее стоило бы отдать «Северстали» за выделение золотодобывающего бизнеса. Компания Алексея Мордашова собирала его в течение последних лет. Получившаяся Nord Gold вошла в десятку российских золотодобытчиков и обеспечивала «Северстали» приблизительно десятую часть выручки. В начале этого года «Северсталь» пыталась провести IPO Nord Gold, исходя из оценки в $4,5–5,3 млрд, но не нашла покупателей.

В итоге металлургическая компания решила выделить золотую «дочку», но сделала это своеобразно. 30 ноября она объявила, что предлагает своим акционерам обменять 100 акций или GDR «Северстали» на 186 акций или GDR Nord Gold. В итоге получалось, что последняя оценена примерно в $2,8 млрд, почти вполовину дешевле, чем для IPO. Компания Мордашова обязалась приобрести все бумаги Nord Gold, не востребованные миноритариями. Если доля последних составит 5%, то золотая компания будет пытаться получить листинг на LSE. Это выгодная возможность войти в золотодобывающий бизнес, указывают сотрудники инвесткомпаний. Те, кто останется, тоже в плюсе: «Северсталь» обещает погасить 16,2% из 19,1% собственных акций, которые выручит за «дочку», а это повысит ценность оставшихся бумаг.

На этом лестные отзывы о сделке закачиваются и начинается поток нецензурной лексики: реестр акционеров, имеющих право поучаствовать в обмене, был закрыт еще 29 ноября, бумаги тех, кто не согласен с выделением Nord Gold, «Северсталь» выкупать не будет. Да и обменять бумаги смогут не все: физлица и фонды, которые по уставу вкладываются только в бумаги российских компаний, оказываются за бортом. Такое отношение к себе инвесторы оценили: ко 2 декабря «Северсталь» потеряла $1,4 млрд, почти 10% капитализации, – правда, ко вчерашнему дню отыграла примерно половину падения. И ведь альтернатива была – провести классическое выделение «дочки», когда ее акции пропорционально распределяются между акционерами материнской компании, пакеты несогласных выкупаются. Но на это уходит почти год, компании пришлось бы получать одобрение на сделку у своих кредиторов. Зато все были бы в выигрыше. А так – лишь Мордашов, который по выгодной цене получает золотой бизнес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать