Прошлая неделя стала судьбоносной для российского образования - пора начинать его реформу

По моему глубокому убеждению, прошлая неделя стала судьбоносной для российского образования в целом и московского в частности. Что же такого особенного произошло на прошлой неделе? Чем происшедшее отличается от того, что мы уже видели?

Разве есть что-то удивительное в том, что ректор одного из старейших российских университетов угрожает своим студентам отчислением, если те пойдут на несанкционированные митинги? Нужно ли изумляться тому, что в другом университете, с куда более скоромной историей, руководство в наивном порыве то ли удержать молодежь от глупостей, то ли потрафить начальству, собирает со своих студентов подписи? Подписи о недопустимости участия в митингах оппозиции. Студенты, вооруженные iPhonами  и их аналогами, делают копию бланка, на котором расписывались, и это попадает в интернет.

"Ну и что?" - могут возразить мне. Вон в октябре этого года администрация президента использовала здание журфака МГУ по своему усмотрению, а руководство факультета и университета молча это проглотило. Чему же еще удивляться, если такое возможно в одном из старейших университетов с богатым вольнолюбивым прошлым?

Идем дальше. В среду, 7 декабря, учеников некоторых школ ЦАО г. Москвы по анонимному распоряжению вывозят на акцию в поддержку действующей власти. При этом, если верить возмутившимся родителям, детям, не желавшим или отказывавшимся идти, грозили исключением из школы. Занятно, что департамент образования всячески открещивался от сомнительной чести инициатора подобных действий директоров школ.

На следующий день, 8 декабря, в интернете появляется информация о том, что завуч знаменитой московской математической школы проводит с оппозиционно настроенными учащимися беседы. Беседы о том, что вычислить оппозиционеров, составить из них «черный список» и передать его в приемные комиссии МГУ или ГУ-ВШЭ - пара пустяков, а вот испортить будущее это может основательно. О беседе становится известно, интернет-общественность громко возмущается. Директору знаменитой школы приходится долго и нудно объясняться с ней на портале Snob.ru. Судя по комментариям директора, он поставлен в идиотское положение. Взрослый, солидный человек вынужден отдуваться за рвение охранителей всех мастей и размеров.

Благое намерение удержать детей подальше от Болотной площади (мы еще не знали, что на деле никакая опасность нам не угрожала) было воплощено в жизнь наихудшим из всех возможных способом. Директива из департамента образования предписывала, например, ученикам старших классов явиться в субботу, 10 декабря, в школу к 14 часам, для того чтобы писать контрольную работу. И все бы ничего, если бы в некоторых школах руководство творчески не развило инициативу департамента. Было объявлено, что вместо контрольной будет репетиция сдачи ЕГЭ. Оправдать отсутствие ребенка на этом аутодафе можно было только с помощью медицинской справки. Родителям, посмевшим сопротивляться и не пустить детей в школу, пригрозили недопуском к ЕГЭ. Кое-где дошли до того, что просто заперли старшеклассников в классах и не выпускали до пяти-шести часов. Думаю, что мало кто из нас удивился, когда узнал об учащихся старших классов, все-таки сбежавших из-под ареста и попавших на Болотную площадь.

Замечу, во всех или почти во всех московских школах теперь есть управляющие и попечительские советы, остались и старые добрые родительские комитеты. Для меня остается загадкой, почему в департаменте образования не пытались решить проблему удержания детей вдали от опасного места с их помощью. Такой же загадкой останется для меня и молчание всех упомянутых советов и комитетов. Вряд ли их члены сплошь и рядом примитивные и недальновидные люди, не понимавшие, что может случиться на первом митинге оппозиции и что в этой ситуации надо подумать о безопасности детей.

Я не сильна в теории педагогики, но в управлении коллективом кое-что смыслю. Размахивать управленческой дубиной под названием «угроза» можно только в том случае, если можешь ею ударить. В противном случае она обернется против тебя самого. Принцип нормативно-подушевого финансирования московских школ отнял у директоров эту дубину. Это только дети в начальной и средней школе не знают, что исключение из школы означает автоматическое уменьшение ее финансирования. Мало того, будет еще неприятный разговор директора и завуча с вышестоящим начальством. По той простой причине, что в результате исключения нормативная наполняемость класса может уменьшиться. А ведь у вышестоящего начальства есть свое вышестоящее начальство – и его за всё это тоже по головке не погладят.

Аналогично и в случае с ЕГЭ. С тех пор как ЕГЭ из показателя оценки уровня знаний УЧЕНИКА превратился в показатель эффективности работы ШКОЛЫ, угрожать школьнику тем, что его не допустят к ЕГЭ, бессмысленно. По каждому школьнику, не то что не допущенному к ЕГЭ, а набравшему минимальный бал, вышестоящее начальство вынет душу из руководства школы. Врагу не пожелаю такой участи.

О том, в какую головную боль для тех же ректоров может превратиться исключение студента из вуза, писать не буду. Даже в наших пенатах найдутся радикально настроенные студенты, способные громко хлопнуть дверью и испортить благостную картину, которую ректор усиленно рисовал в глазах вышестоящего начальства и публики. Вспомните, как пришлось выкручиваться Я. Засурскому и Е. Вартановой, когда им стали задавать неудобные вопросы о студентах, протестовавших перед зданием факультета в день приезда туда Медведева и посаженных в автозаки только за то, что считали нужным выразить свое мнение. Уж лучше выговор от начальства, чем публичные объяснения.

Подводя итоги. Надо начинать реформу образования. То, что происходит с российским образованием сегодня, сейчас – банальная оптимизация расходов государства на образование. К настоящей реформе это не имеет ни малейшего отношения. Учителя боятся ставить двойки, директора школ - возражать начальству, родители покорно сносят поборы даже на то, что и без них финансируется, и т. д., и т. п. Это приводит к деградации образования, разрушению интеллектуального пространства страны.

P.S. Интересно, а что будет накануне 24-го декабря? Что предпримут чиновники от образования и как отреагируют родители?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать