Мнения
Бесплатный
Сергей Гуриев|Олег Цывинский
Статья опубликована в № 3006 от 20.12.2011 под заголовком: Ratio economica: Слабость сильной руки

Гуриев, Цывинский: Слабость сильной руки

Игорь Табаков / fotoimedia

Один из ключевых аргументов сторонников «управляемой демократии» – это то, что Россия пока «не готова к демократии», что политическая конкуренция приведет к хаосу и нестабильности. Вполне возможно, что основными лозунгами президентской кампании Владимира Путина на предстоящих выборах как раз и станут заверения, что если власть сменится, то все будет еще хуже. Избирателей не в первый раз пугают гражданской войной, политическим и экономическим хаосом, приходом к власти радикалов и фашистов. На прошлой неделе премьер-министр сказал буквально следующее: «Стоит только отпустить немножко, и тогда многие поймут, что такое «трудности сегодняшнего дня», когда нужно будет идти не на площадь, а под пули». Действительно ли власть не может позволить себе «отпустить»?

Авторитаризм опаснее демократии

Насколько более авторитарная модель общества является более стабильной? Недавние исследования показывают, что вероятность серьезных потрясений для страны, напротив, намного выше как раз при следовании модели сильной руки.

Статья «Глобальная модель прогнозирования политической нестабильности», опубликованная в American Journal of Political Science в 2010 г., приводит результаты исследований причин периодов политической нестабильности с 1955 по 2003 г. в странах с населением более 500 000 человек. Группа исследователей изучила все «эпизоды нестабильности» – гражданские войны, смены режимов на более радикальный или недемократический, геноцид и массовые политические репрессии. Всего таких эпизодов было около 120 (некоторые эпизоды включали несколько признаков нестабильности, например и геноцид, и гражданскую войну).

Для изучения зарождения «эпизодов нестабильности» потенциальные причины в каждой из стран за два года до их наступления сравнивались с контрольной группой стран региона, в которых не было нестабильности в данный период. Кроме того, учитывался целый ряд социальных и экономических характеристик. Исследователи создали статистическую модель, прогнозирующую периоды нестабильности с вероятностью выше 80% и, что важно, периоды стабильности с вероятностью 86%.

Главным результатом исследования стало изучение вероятности возникновения нестабильности в зависимости от политического режима. Авторы разделили режимы на пять групп: полная автократия, частичная автократия, частичная демократия с высокой поляризацией общества, частичная демократия без поляризации общества и полная демократия. Самым стабильным режимом стала полная автократия, такая как, например, в Северной Корее или Саудовской Аравии.

Россия, конечно, не Северная Корея и в зависимости от определения скорее всего попадает в категорию частичной демократии или частичного авторитаризма. В обеих политических системах модель предсказывает более высокую вероятность нестабильности. Вероятность «эпизодов нестабильности» в частичной автократии более чем вдвое выше аналогичной вероятности в полной демократии. А если современную Россию отнести к частичным демократиям с высоким уровнем поляризации общества, то вероятность «эпизодов нестабильности» в такой стране выше в 13 раз (а гражданской войны – в 10 раз), чем при полной демократии.

Насилие опасно для самой власти

Итак, нет сомнений, что власти будут пугать митингующих граждан политическим и экономическим хаосом. Насколько удачной будет стратегия противопоставления авторитарной стабильности «ужасам» перемен? Вспомним недавнюю историю. В 1988 г. в Чили состоялся референдум о продлении правления генерала Аугусто Пиночета на восемь лет. Этот референдум предусматривался конституцией, принятой в 1980 г., которая устанавливала власть военной хунты и генерала Пиночета до 1989 г. А сама конституция, как и референдум, задумывалась как часть модели «защищенной демократии». Хотя многие из противников Пиночета считали референдум недемократическим, большинство оппозиционных партий приняли решение участвовать. Кроме того, оппозиция провела широкую кампанию по увеличению участия в референдуме – и на референдуме проголосовало 92% избирателей. Главной стратегией сторонников Пиночета стала негативная кампания, которая предупреждала избирателей именно о хаосе времен Сальвадора Альенде (до того как в 1973 г. военные захватили власть). Оппозиция же использовала лозунг La alegria ya vieni («Радость придет»), практически не упоминая Пиночета и хунту, но показывая в роликах счастливых людей, поддерживающих перемены. В итоге 5 октября 1988 г. 55% избирателей проголосовали против продления полномочий Пиночета. С завершением правления Пиночета и военной хунты ничего страшного не произошло, и Чили в 1990-е гг. стала образцом как экономического, так и политического развития. Сегодня часто звучат опасения тех, кто боится дальнейшего закручивания гаек. Путин много раз говорил о том, что не собирается применять силу против российских граждан, выражающих свое недовольство происходящим в стране (хотя фразу про бандерлогов можно истолковать и как прямую угрозу в адрес оппозиции). Впрочем, в любом случае применение силы опасно в первую очередь для самой власти. Исследователи из Стэнфордского университета Рус Кричели, Йаир Ливне и Беатриц Магалони изучили протесты в 183 странах в период с 1950 по 2000 г. и обобщили полученные результаты в статье «Выходя на улицу: теория и данные протестов против авторитаризма». Авторам удалось показать, что вероятность падения репрессивного авторитарного режима после того, как уже начались гражданские протесты, почти в 2 раза выше, чем нерепрессивного авторитарного режима.

В этом нет ничего удивительного. Если люди выходят на улицу, несмотря на вероятность быть арестованными или избитыми, то это действительно показывает, что они недовольны и что число таких недовольных очень высоко. Сочетание протестов и репрессий – это всегда точный сигнал для всей страны, что смена режима не за горами.

Утверждения из учебника о том, что при демократии меняются правители, но сама система власти и правила смены правителей устойчивы, действительно верны. Как верно и то, что в недемократических странах многолетнее правление одного человека заканчивается сменой не только правителя, но и всей системы. К счастью, один из ключевых лозунгов сегодняшней оппозиции – это обеспечение мирного характера предстоящей смены власти. Опыт Чили, в частности, и прогнозы, основанные на изучении стабильности разных политических систем, показывают, что вероятность хаоса и нестабильности выше при сохранении нынешней политической системы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать