Статья опубликована в № 3008 от 22.12.2011 под заголовком: От редакции: Возвращение политики

От редакции: Власти придется делиться полномочиями

Последние 11 лет верным было утверждение, что в России политики нет, поскольку политик только один – Владимир Путин. Центр принятия решений и центр влияния находился там, где Путин (в Кремле или в Белом доме). Процесс, вырвавшийся наружу после 4 декабря, говорит о том, что центров принятия решений теперь больше одного. Возможностей действовать без оглядки на оппозицию у Кремля все меньше. Все чаще приходится реагировать, все меньше возможностей получить гарантированный результат.

Новым центром влияния можно назвать Болотную площадь – условно, потому что на самом деле единого центра у протестного движения нет. Центр влияния – это сеть, а не один человек. Попытки приватизировать тему гражданского протеста сразу пресекаются общественностью, главным инструментом которой оказались социальные сети. Вопросы о том, какие лозунги продвигать, каким инициативам давать ход, кто будет выступать, постоянно выдвигаются на обсуждение и голосование. Деньги собираются прозрачным образом с постоянными проверками, так что легитимность сетевого управления митингом (в отличие от легитимности, к примеру, Думы) растет.

На первом этапе протестному движению удалось объединиться под вполне конкретными лозунгами. И ответы – пусть и не на поставленные вопросы – начинают поступать. В своей реактивной политике власти запаздывают и пытаются минимизировать уступки. Тем не менее список идей, обнародованных буквально в течение последних 10 дней, довольно внушителен. Интересно и то, какие темы Путин и Медведев считают важными и по каким готовы идти на (псевдо)уступки.

Вот неполный список: паллиативные предложения Путина о выборах «проверенных» губернаторов и установке видеокамер на избирательных участках; обещание Медведева облегчить регистрацию партий; объявление войны офшорам и коррупционерам в госкомпаниях; выборочное ослабление цензуры на государственном телевидении (критика власти и освещение митингов на НТВ); обещание Путиным некоего «налогового маневра» для облегчения жизни бизнесу; доклад МВД и Следственного комитета Медведеву о нарушениях на выборах; рекомендация президентского Совета по правам человека Генпрокуратуре добиваться отмены приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву по второму делу ЮКОСа.

На главный запрос протестующих – требование провести честные выборы – ответа пока нет. Как отмечает в своем блоге президент фонда «Индем» Георгий Сатаров, это требование – институциональное. Соответственно, его невозможно выполнить каким-то указом или законом. Нужны системные изменения, и не только в выборных процедурах. Массовый протест направлен против всей политической системы, сложившейся при Путине. Причем это протест не только городского среднего класса, как принято считать: один из авторов нашумевшего доклада Центра стратегических разработок «Политический кризис в России и возможные механизмы его развития» социолог Сергей Белановский говорит в интервью «Газете.ру», что исследования показывают крайне протестные настроения и левого электората в провинции.

Власти осознают проблему снизившейся легитимности, хотя и не в полной мере (см. статью Андрея Зубова на этой странице). Все-таки, когда у тебя рейтинг 70%, требования граждан можно пропускать мимо ушей, а вот когда 40% и дела идут под уклон, приходится шевелиться. А есть еще бремя Думы, избранной на нечестных, по мнению общества, выборах. Есть и проблема института президентства, лигитимность которого была сильно подорвана ручной передачей власти между Путиным и Медведевым. Это падение легитимности – дело рук самой власти.

Но верно и обратное: основным запросом площади является как раз легитимность власти. Сможет ли этот запрос удовлетворить Путин? Учитывая, что многие претензии обращены, по сути, к нему лично? Даже если он выиграет выборы честно, например во втором туре? Похоже, что даже в этом случае ему придется делить власть с Болотной площадью.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать