Статья опубликована в № 3017 от 12.01.2012 под заголовком: От редакции: Все на сбор компромата

От редакции: Все на сбор компромата

Подконтрольные государству компании и банки начинают год нервотрепкой – правительство затеяло очередную акцию по борьбе с коррупцией. Как и положено по законам жанра пиар-кампании, сроки выставлены предельно жесткие.

У госкомпаний есть всего пара недель, чтобы собрать гору документов: им велено к февралю представить документально подтвержденную информацию обо всех конечных бенефициарах своих контрагентов (которых у каждой компании тысячи). До 14 января госкомпании и госбанки должны переделать свои внутренние документы: новые контракты им разрешается заключать только с контрагентами, согласившимися раскрыть структуру собственности, а если те упорствуют и скрытничают, правительство велело расторгать уже заключенные контракты.

В довершение правительство потребовало отчитаться о своих доходах и имущественных обязательствах всех руководителей госкомпаний и госбанков, их заместителей, членов советов директоров и правлений, руководителей и замов филиалов и «дочек».

Закончиться эта впечатляющая по объему работа должна тем, что вся информация о контрагентах и доходах топ-менеджеров будет сведена воедино. Предполагается, что в результате будут выявлены конфликты интересов, или, попросту говоря, коррупционные схемы – функционирующие или потенциальные.

Если бы речь шла не о России, такой антикоррупционный план показался бы эффективным и логичным. Действительно, использование офшоров в российской практике носит массовый характер, именно благодаря офшорным схемам (когда бенефициары не раскрываются) коррупционеры могут годами оставаться невидимыми, а средства государственных компаний – фактически неподконтрольными. Запрет на сделки с неясными контрагентами и выявление коррупционных схем могли бы изменить эту ситуацию к лучшему.

Но в наших условиях эта акция выглядит показной поркой, а не направленной на реальные изменения инициативой.

Во-первых, на это указывают слишком сжатые сроки. Задуманная работа слишком объемна, чтобы сделать ее качественно за отведенное время. Даже по первым комментариям сотрудников госкомпаний очевидно, что они готовят гору отписок. А на сопоставление полученных данных и выявление коррупционных цепочек правительство вообще не дает времени ответственным за это ведомствам – согласно поручению они должны представить доклад к 1 февраля.

Вторая настораживающая деталь: зампред правительства Игорь Сечин, которого считают инициатором этой кампании, почему-то не включил в список отчитывающихся такие гиганты, как «Роснефть», «Роснано» и «Ростехнологии». Если речь идет о решении системной проблемы, исключений тут быть не может. Может быть, это ошибка, а может быть – шаг еще за одну грань цинизма.

Неясно, как правительство собирается проверять достоверность присланных отчетов и какова будет ответственность за обман. Наконец, много сомнений относительно того, как чиновники распорядятся собранным компроматом.

Ведь у них и сейчас достаточно информации, с помощью которой можно уличить коррупционеров.

Требования к отчетности банков позволяют выявлять любые подозрительные операции, госчиновники регулярно представляют декларации о своих доходах. Данные о бизнесе их друзей и родственников публикуются в СМИ. Где расследования и суды?

Россия до сих пор не ратифицировала пункт 20 конвенции ООН против коррупции, который дает определение понятию «незаконное обогащение». Это разница между задекларированными доходами и расходами. Поэтому в нашей стране никто не обязан объяснять, почему у него автомобиль стоит больше, чем его зарплата за несколько лет.

Даже если последуют отставки, нынешняя антикоррупционная кампания будет показной охотой на ведьм, удобной для сведения счетов, но непригодной для решения системной проблемы. Чтобы эти меры перестали быть кампанейщиной, в России должны измениться отношения между властью и обществом. Потому что только независимый суд может обеспечить подлинную подотчетность госчиновников и наказание коррупционеров, невзирая на их должности. До тех пор пока суд вершится по приказу сверху или за деньги, борьба с коррупцией будет оставаться фикцией.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать