Статья опубликована в № 3025 от 24.01.2012 под заголовком: Налоги: Четыре мифа об офшорах

Андрей Шпак: Четыре мифа об офшорах

Недавнее эмоциональное выступление премьер-министра Владимира Путина на съезде «Деловой России» активизировало в профессиональном сообществе, да и обществе в целом затихшую было дискуссию о границах допустимого налогового и юридического планирования с использованием иностранных компаний (так называемых офшоров).

Дискуссия эта не нова и, то затихая, то снова активизируясь, продолжается в разных странах с переменным успехом с начала XX в., с того самого момента, как получило повсеместное распространение налогообложение доходов и прибыли.

Вместе с тем, невзирая на длительную историю вопроса, судя по риторике в прессе, а также по моему опыту работы с российскими предпринимателями, многие из рассуждающих на эту тему находятся в плену разнообразных мифов о том, в каких случаях обоснованно использовать иностранные компании, а в каких – нет. Ниже я привожу четыре наиболее часто встречающихся мифа на эту тему.

Миф № 1. Офшоры позволяют совсем не платить налогов

Это достаточно распространенное заблуждение. На практике это, естественно, не так (конечно, здесь я не говорю о криминальных схемах, которыми уже должны заниматься профильные органы, а не юристы). Корректно выстроенная структура владения, завязанная на иностранную холдинговую компанию, позволяет фактически получить отсрочку от уплаты налога на доходы физических лиц на время использования денег в бизнесе до момента распределения в пользу конечного бенефициара. Все деньги, что бенефициары любой иностранной структуры используют в личных целях, и так по закону подлежат обложению налогом на доходы физических лиц.

Для многих предпринимателей становится откровением, что налоговая нагрузка при встраивании российского бизнеса в структуру с иностранным элементом в некоторых случаях, как ни странно, может даже вырасти, например, за счет потери возможности применения упрощенной системы налогообложения.

Миф № 2. Офшоры используются исключительно для налоговой экономии

Иностранные структуры создаются далеко не всегда для получения налоговой выгоды (см., например, комментарий выше относительно потери возможности применения упрощенной системы налогообложения). Не менее важными (а нередко и более важными) задачами являются повышение конфиденциальности владения, более гибкое решение вопросов наследования и взаимоотношений в случае развода, особенно в случае если деловые интересы и активы предпринимателя находятся не только в России. Не секрет, что российское законодательство в этой области недостаточно развито, во многом законсервировавшись еще в советских реалиях. На практике судьи также, как правило, не умеют и не хотят разбираться с иностранными активами в таких ситуациях.

Люди выбирают конструкции в иностранных юрисдикциях (трасты, частные фонды) с наработанной столетиями судебной практикой и прецедентами, стараясь защитить себя и своих близких от возможных неприятных процедурных сложностей в случае наступления таких неблагоприятных событий. Ситуация концептуально ничем не отличается от продолжающейся много лет дискуссии о применимом праве в российских сделках – по тем же причинам (процедурное удобство, наработанные прецеденты, большая гибкость и т. п.) у нас сейчас, невзирая на ритуальные причитания некоторых специалистов, доминирует английское, а не российское право.

Миф № 3. Конфиденциальность владения нужна, только чтобы обмануть государство

По опыту наших клиентов повышенная конфиденциальность владения за счет использования иностранных компаний и трастов выбирается не для того, чтобы каким-либо образом обмануть государство, а в целях обеспечения личной безопасности и безопасности членов семей. Чем меньше посторонних людей знает о реальном размере состояния и реальных владельцах, тем меньше желающих поживиться за их счет незаконными способами.

Как раз в части законных интересов государственных органов в условиях постоянно расширяющегося обмена информацией между налоговыми органами разных стран (и подписание протоколов, предусматривающих обмен информацией с налоговыми органами Кипра, Швейцарии и Люксембурга, пока, правда, еще не ратифицированных с российской стороны) конфиденциальность данных становится все более условной. Так, законодательство о противодействии отмыванию денег и противодействии финансированию терроризма большинства стран требует раскрытия информации о личности бенефициара компаниям-посредникам на стадии создания структуры в рамках процедур Know Your Client (в том числе банкам, трастовым управляющим, администраторам компаний, юридическим фирмам, прочим консультантам и т. п.). Законодательство большинства развитых стран налагает на соответствующих участников рынка обязанность в соответствующих случаях раскрывать соответствующую информацию уполномоченным на то органам.

С точки зрения взаимоотношений с государством структура владения обычно выстраивается как раз таким образом, чтобы все элементы были абсолютно законны и все компании, входящие в корпоративную структуру, платили все причитающиеся с них налоги.

Миф № 4. Вывести деньги в офшор доступно каждому, и это практически ничего не стоит

Этот миф во многом поддерживается не вполне добросовестными «офшорщиками», продвигающими возможность купить иностранную компанию чуть ли не за $500.

В реальности учреждение иностранной компании через надежного поставщика редко стоит меньше $10 000. Ежегодное обслуживание каждой компании стоит сравнимых (а нередко – в случае активной деятельности – и больших) сумм. При значительном объеме операций иностранной компании может вообще потребоваться наем сотрудников в иностранной юрисдикции, чтобы избежать претензий в искусственности структуры. Это, естественно, делает осмысленным использование иностранных компаний или структур только при серьезных размерах бизнеса, которые бы оправдывали такие существенные траты.

На рынке, конечно, есть предложения заметно дешевле. Но здесь возникает вопрос, готовы ли вы передать фактический контроль над своими активами специалисту, готовому удовлетвориться ежегодным вознаграждением в $500.

Кроме того, использование любой иностранной конструкции должно иметь экономическое и юридическое обоснование. Например, в случае если бизнес на 100% завязан на российских поставщиков и покупателей, возможности перемещения части прибыли в связанную иностранную компанию практически ограничены дивидендами, процентами по займам (на размер которых налоговое законодательство накладывает существенные ограничения) и лицензионным платежам (экономическую обоснованность которых тоже надо будет специально доказывать). Соответственно, если введение иностранного холдинга в этом случае может быть обоснованно (прежде всего для решения неналоговых задач), то рассчитывать, что за счет использования иностранной компании можно магическим образом перестать платить налоги (ставки которых и так одни из самых низких в мире), – иллюзия.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать