Предприниматели - вне закона

С 1 января свыше 4 миллионов российских граждан (столько в стране, согласно официальным данным, зарегистрировано индивидуальных предпринимателей) могут поголовно оказаться (или уже оказались) нарушителями закона. Правда, Росстат во время последней сплошной переписи субъектов малого и среднего предпринимательства обнаружил только 2,91 миллиона индивидуалов, но масштаб незаконопослушных (поневоле) все равно не может не впечатлять. К новогодним праздникам Центробанк ввел в действие новый порядок работы с наличностью.

Теперь любой индивидуальный предприниматель без разбора (и «упрощенец», и «вмененщик» и «прочий разный швед») обязан: вести прием наличных денег по приходным кассовым ордерам, выдавать наличные деньги по расходным кассовым ордерам, вести кассовую книгу, делая туда записи по каждому приходному и каждому расходному ордерам, как-то рассчитывать лимит остатка денег в кассе. При том что ранее правила работы с наличной «банкнотой и монетой» на индивидуалов не распространялись. По сути, Центробанк стер грань между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Маловероятно, что «финансовые гении» главного госбанка страны не сумели снизойти до понимания правовых особенностей и различий в «начинке» между индивидуальным предпринимателем и юрлицом. Скорей всего это не политика отдельного «ведомства», а государства  в целом. Выступая совсем недавно на Гайдаровском форуме министр финансов Анатолий Силуанов говорил о необходимости законодательного ограничения наличных платежей в России: «У нас доля наличных денег составляет 25% от общей денежной массы. Этот показатель в развивающихся странах – около 15%, а развитых – 7-10%». Неконтролируемый наличный оборот приводит, по его мнению, к теневой экономике. И самое главное: «Если все покупки крупные, все зарплаты перевести в безналичную форму», то увеличатся и налоговые поступления в бюджет. Вот где «собака порылась» - такова истинная мотивация государства.

По сути, главный минфиновец, ведая или не ведая, уравнял две «большие разницы»: «наличный» и «теневой» оборот (хотя, как показывают исследования нашего Института, основная часть «тени» малого и среднего предпринимательства проходит именно в безналичном обороте, просто переводясь в наличный с использованием «фиктивной контрактации»).

В чем же еще коллизия? С одной стороны, государство, объявив войну «наличке», вроде бы как борется (декларирует борьбу) с теневой сферой. С другой – нельзя уравнивать юридическое лицо и индивидуального предпринимателя. Индивидуальный предприниматель и по сути, и по действующему гражданскому кодексу – отнюдь не одно и то же, что юрлицо, ибо несет ответственность всем своим имуществом по любому обязательству (а не только «уставником», как, например, ООО). Именно поэтому различий между личным имуществом индивидуального предпринимателя и его имуществом как физического лица нет. В отсутствии такого разделения предприниматель не может даже составить бухгалтерский баланс. Вернее, составить, конечно, можно все что угодно, но, как отмечают практики, «это будет из разряда самодельного управленческого учета, а не бухгалтерского».

Очевидно, что в явном виде присутствует и лоббизм банков, который бумерангом ударит по интересам значительного количества людей. Известно, что даже Сбербанк столкнулся с проблемой «недостачи» ликвидности (а в прошлом году Герман Греф обратился к премьеру, пожаловавшись, что «большой объем наличных операций затрудняет работу банков и препятствует превращению России в международный финансовый центр»). И обоснование вроде бы приводится красивое: отношение объема денежной наличности к ВВП в России составляет 11,9%, в США – 6,6%, в Мексике – 5,3%, в Бразилии – 4,2%. Забывает только об одном, что «уход в нал» – это не всегда «тень», а там, где «тень» - это защитная реакция бизнеса на «плохие» госрегулирование и правоприменение (своего рода «индикатор»), подобно повышению температуры как нормальной реакции иммунной системы организма на болезнь.

«Проба пера» со стороны Центробанка увеличивает временные и финансовые издержки индивидуальных предпринимателей на «бухгалтеров», на расчетно-кассовые «взаимоотношения» с банками (обслуживание банковского счета ) и лишний бумажный оборот (в будущем, вероятно, на дополнительное программное обеспечение). Теперь каждому предпринимателю придется определиться с «лимитом по кассе», сверх которого все суммы он обязан сдавать в банк (ранее иметь расчетный счет в банке индивидуальному предпринимателю было не обязательно). Если этого не произошло, то вот и нарушение. Основная масса мелких российских предпринимателей, даже обладая неоспоримым коммерческим гением, с точки зрения знания «финансового» законодательства и «бухгалтерии» малограмотна. Не один еще споткнется на расчете «лимитов» и на последующей необходимости потом обосновывать снятие денег со своего же расчетного счета. Большинство не просто не знакомо с инструкцией, а вообще ничего о ней не слышало. Те же, кто знаком (удалось лично переговорить с десятком людей), исполнять ее не планируют, что называется, «до первой звезды» (до первой санкции).

Какие громы и молнии им грозят от государства за нарушения? В документе Банка России об этом ничего нет, даже отсылочных норм. Ситуация пока не вполне ясна даже теоретически, не говоря уже о практике, которая может превзойти самые буйные фантазии. В Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) есть статья 15.1, устанавливающая санкцию за «нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций». Но и тут не без коллизий. С одной стороны, там говорится о наложении административных штрафов в размере 4-5 тыс. на должностных лиц (а ИП в рамках КоАП – это самые натуральные должностные лица). С другой, нарушение порядка прописывается применительно к работе одних агентов рынка с «другими организациям», а ИП организациями не являются.

Практика – критерий истины. Она-то нам и покажет, каково будет правоприменение и, кстати, кто выступит в качестве «дубинки для нарушителей» - банки или налоговики. Судебных прецедентов избежать будет сложно. Опять же: у представителей государства время в судах – рабочее, за него тебе платят (даже если «солдат спит, служба идет»); у предпринимателя – время рабочее, но за него приходится платить из своих «кровных».

Возможно, введение «кассовой дисциплины» повлечет за собой открытие шлюзов для корректировки всей законодательной основы для ИП: личное имущество предпринимателя должно будет пройти путь отделения от «предпринимательского». Но это уже другая история.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать