Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3039 от 13.02.2012 под заголовком: От редакции: Напрасный труд

От редакции: Как и было сказано

Что и требовалось доказать: резкое повышение ставки страховых взносов привело только к массовому уходу зарплат в тень. А бюджетные доходы выросли незначительно, признал министр финансов Антон Силуанов.

То, что именно так и случится, предсказывали все – экономисты, предприниматели, журналисты. Мы тоже не раз писали, что решение увеличить налоговую нагрузку на труд – большая ошибка правительства. Приводили аргументы, расчеты, доводы экспертов. Но все не впрок: с 2011 г. взносы были повышены, сделав Россию страной с одним из самых высоких в мире уровнем налогообложения зарплаты. Компетентные мнения правительству, видимо, не интересны.

Но, к сожалению (или к счастью), законы макроэкономики работают вне зависимости от того, что о них думает Владимир Путин. Поэтому получилось то, что и должно было получиться: вместо того чтобы в казну рекой потекли дополнительные доходы, фонды в прошлом году получили скромный 1% ВВП прироста, хотя ставка выросла с 26 до 34%. Куда утекло остальное, мы расскажем ниже.

На бумаге все выглядело отлично. Поступления должны были вырасти на 31% благодаря собственно повышению ставки, еще на 11,6% – в результате повышения облагаемого взносами порога зарплат (в 2010 г. взносы платились с годовых зарплат до 415 000 руб., в 2011 г. – 463 000 руб.), и 12% должен был принести казне номинальный рост зарплат. Всего поступления должны были увеличиться на 64%, подсчитали в Институте Гайдара. В реальности внебюджетные фонды получили почти на 300 млрд руб. меньше.

Бухгалтерский подход не сработал, потому что в своих расчетах правительство отказывалось учитывать реальность. А реальность такова, что предприниматели не в состоянии нести налоговую нагрузку, которая на них возложена. Вместо роста поступлений в соцфонды правительство добилось возврата бизнеса к серым схемам. Это видно даже по данным Росстата: в прошлом году резко сократилась доля сотрудников, официально работающих по найму, по отношению ко всем остальным работникам: с 69,1 до 66,4% (в 2009 г. она была 70,5%). Предприниматели предупреждали об этом с самого начала – они вернутся к выплате зарплат в конвертах. Из-за этого не только сборы соцвзносов оказались меньше, но и уменьшилось поступление подоходного налога – на 0,3% ВВП.

Совсем недавно тот же Силуанов жаловался на чрезвычайно высокую долю наличности в экономике России – у нас это 25% денежного оборота, тогда как в развитых странах обычно 7–10%. Надо быть очень наивным человеком, чтобы не видеть связи между ажиотажным спросом на наличность и повышением страховых взносов. Цифры говорят сами за себя. До реформы, в 2007 г., ЦБ насчитал сомнительных операций по обналичиванию на сумму 1 трлн руб. После реформы соцналога эта сумма выросла в 4–5 раз: по данным МВД, за 2010 г. и I квартал 2011 г. из России по сомнительным основаниям и каналам было выведено 5 трлн руб. Более свежих данных, к сожалению, пока нет, но скорее всего эта цифра будет еще более впечатляющей.

Когда правительство впервые заговорило о повышении страховых взносов, планировались и компенсационные меры, о которых теперь никто не вспоминает. Предполагалось, например, что повышение соцвзносов будет увязано со снижением НДС. Где теперь те благие намерения? Сейчас уже обсуждается идея увеличить НДС вдобавок к уже и без того высоким страховым взносам.

Это опасная тенденция, потому что таким образом правительство рискует попасть в замкнутый круг. Оно повышает налоги, но нужного роста доходов не происходит из-за массового уклонения. Нехватка поступлений приводит правительство к идее еще больше повысить налоги, но уклонение и дальше растет.

Налоговая реформа начала 2000-х гг. показала, что снижение подоходного налога и ЕСН привело к выходу доходов из тени. Сборы при этом выросли, хотя налоговые ставки стали меньше. Удивительно, что этот урок не усвоен. Может, хотя бы провальный результат 2011 г. убедит правительство.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать