Мнения
Бесплатный
Алаа аль-Ашвани
Статья опубликована в № 3041 от 15.02.2012 под заголовком: Разочарование: Похищенная революция

Алаа аль-Ашвани: Как у нас украли революцию

K. Hamra / AP

На странице 101 учебника по общественным наукам, по которому учатся египетские шестиклассники, начинается большой раздел, на несколько страниц с иллюстрациями, рассказывающий об успехах Хосни Мубарака за три десятилетия правления. Всего лишь одна строчка в нем отведена революции в Египте. «Но, несмотря на все усилия президента Мубарака, граждане остались недовольны и подняли восстание, чтобы сменить режим», – говорится в тексте. Ни единого слова о его преступлениях против египтян. Что могут подумать школьники, когда, выучив наизусть приписываемые Мубараку достижения, они увидят его фотографию во время суда, куда его привозят на больничной каталке? Школьные учебники, которые умудряются сохранять лояльность Мубараку и быть враждебными по отношению к революции, – одно из многих явлений, доказывающих, что режим в Египте на самом деле не сменился. Исполнился год с того дня, как Мубарак ушел в отставку. Каких же целей удалось достичь?

Во-первых, Высший военный совет лишил Египет возможности принять новую конституцию. Сделай мы это – сейчас жили бы в условиях настоящей демократии. Но Военный совет вместо этого воспользовался идеей Мубарака внести косметические изменения в прежний текст и выставить поправки на референдум. Затем Военный совет фактически проигнорировал итоги референдума и предложил переходный вариант основного закона страны, который и навязал обществу.

Во-вторых, одной из целей революции было восстановление чувства собственного достоинства египтян. Они требовали избавить их от Службы государственной безопасности, в застенках которой пытали тысячи людей. Но Военный совет ограничился сменой вывески на «Служба национальной безопасности». Революционеры призывали очистить ряды полиции от офицеров, лояльных режиму Мубарака. Но офицеры, участвовавшие в убийстве демонстрантов, сохранили свои посты. Некоторые даже продвинулись по службе. Складывается впечатление, что Военный совет специально стремится сделать жизнь граждан еще более трудной и внушить им глубокое отвращение к идее революции.

В-третьих, Военный совет оставил на своих местах многих высокопоставленных чиновников, аффилированных с режимом Мубарака. И в руководстве страны мы видим признаки прежней ментальности, да и действует оно по-старому. Премьер-министр Камаль аль-Ганзури (возглавлял правительство при Мубараке. – «Ведомости») пообещал защиту участникам сидячей забастовки у здания совета министров. Но после того, как ряд протестующих были убиты, а женщины избиты, Ганзури нисколько не смутился по поводу своих прежних обещаний.

В-четвертых, революционеры требовали независимости суда и увольнения судей, покрывавших фальсификации результатов выборов. Но Военный совет не стал трогать таких судей и блокировал прохождение закона о независимости судебной власти.

Теперь мы пожинаем плоды: 84 демонстранта убиты во время трех жестоких подавлений – задавлены спецтехникой, застрелены боевыми патронами или скончались из-за применения газа. Тысячи попали за решетку, десятки потеряли зрение, а многие женщины подверглись сексуальным домогательствам. И при этом не было ни одной серьезной попытки найти виновных в этих преступлениях в рядах службы безопасности и армии.

В-пятых, Военный совет провел далекие от честности выборы, в ходе которых большинство мест в парламенте досталось исламистским группировкам. Это позволило им сформировать религиозные политические партии, а Военный совет учредил Верховную избирательную комиссию, которая закрывает глаза на все предвыборные и политические нарушения: пропаганду в мечетях, подкуп избирателей, давление на избирателей как за пределами, так и на самих избирательных участках, молчание о миллионах египетских фунтов, которые «Братья-мусульмане» и «Салафиты» потратили без всякого контроля со стороны властей.

Я не выступаю против последователей политизации ислама, они – патриоты Египта, чьи взгляды я уважаю. Были выборы сфальсифицированы или нет, решать суду, но уже ясно, что полностью честными они не были. Военный совет превратил революцию в государственный переворот. Прошел целый год, а ни одна цель египетской революции не достигнута – за исключением суда над Мубараком. Мы начинаем понимать, что сменили одну деспотию на другую. Все в Египте происходит в интересах одного только Военного совета – если дело пойдет так и дальше, то исход президентских выборов будет предопределен и к власти придет закулисный кандидат.

Таковы условия, в которых Мухаммед аль-Барадеи заявил о своем выходе из президентской гонки. Позиция аль-Барадеи доказывает, что он честный и уважаемый человек, отказывающийся идти на сделку с совестью. Аль-Барадеи отказался обманывать нас, играя роль кандидата в президенты в симулированной демократии. Верит ли кто-нибудь, что в сложившейся ситуации какой-либо кандидат может выиграть выборы, не получив одобрения Военного совета? Конечно нет.

В опубликованной в Financial Times в начале февраля статье аль-Барадеи утверждает, что он ни в коем случае не отказывается от борьбы. Думаю, идея, которую он хотел донести до людей, понятна. Нельзя добиться реальных перемен с помощью старого инструментария. Нельзя построить настоящую демократию, пока режим Мубарака все еще у власти. Нельзя создать современное государство до тех пор, пока не уйдет прежний режим с его коррупцией. Египтяне чувствуют поддержку своих сторонников по всему миру. Мы хотим, чтобы они поняли: мы исполнены решимости довести до конца революцию, единственный источник легитимности в Египте. И в самом деле, все остальное – бесполезная симуляция.

FT, 10.02.2012, Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more