Статья опубликована в № 3048 от 27.02.2012 под заголовком: Правила игры: Возможность выбора

Константин Сонин: Возможность выбора

В нормальной ситуации у властей нет никакого выбора после того, как граждане опустили заполненные бюллетени в урны. В нашей ситуации 4 марта власти будут стоять перед сложным выбором – какие результаты объявлять? Как показали выборы 4 декабря, фальсификации результатов голосования не ограничивались вбрасыванием бюллетеней в пользу «Единой России»; было зафиксировано большое количество расхождений между протоколами, подписанными наблюдателями, и результатами, объявленными ЦИК. Это было бы невозможно без политического решения на достаточно высоком (губернаторском или в случае Москвы мэрском) уровне.

Почему от этого решения многое зависит? Потому что, очевидно, фальсификации масштаба декабрьских вызовут массовые протесты, которые опасны не тем, что демонстранты возьмут штурмом Кремль, а тем недовольством в обществе, о котором они сигнализируют. По нашей оценке, основанной на сравнении выборок по московским участкам, где были наблюдатели, распределенные по участкам независимо от итогов предыдущих выборов (т. е. «достаточно случайно» с точки зрения эксперимента), и тем участкам, где их не было, «Единая Россия» получила на 11 процентных пунктов больше, чем должна была бы, 35, а не 46%. 4 марта, можно ожидать, ситуация будет аналогичной. Разница между 35 и 46%, казалось бы, невелика; тем не менее разница может оказаться принципиальной.

Если за Владимира Путина проголосует на самом деле 45% избирателей (судя по результатам соцопросов, этого можно ожидать), а объявлено будет, скажем, 52%, то, скорее всего, протесты будут относительно небольшими. Если на самом деле за Путина проголосует 35–40%, а объявят 52%, то протесты могут быть такого масштаба, что придется объявлять новые выборы. Это звучит невероятно, но за последние 25 лет такая история – масштабные фальсификации в пользу действующего лидера или партии, массовые мирные протесты, новые выборы – произошла в десятках стран. Впрочем, при такой разнице (40% реально «за», 52% объявлено) возможен и другой сценарий – протесты окажутся не слишком большими и власть на один-два года удастся сохранить. Если же реальный процент Путина будет 25–30% (и это, исходя из опросов, возможно), то объявлять 52% просто опасно. В этом случае есть реальный риск разрушения государственных институтов, аналогичный 1991 г. При нынешнем уровне гражданской активности и таких масштабах фальсификаций население, в том числе и чиновники всех уровней, будет знать настоящий результат; управлять страной в такой ситуации невозможно.

Сейчас идет немало разговоров, что подсчет голосов в Москве и Петербурге будет чистым. Протесты, судя по всему, зависят не от результата кандидата, а от разницы между реальным результатом и объявленным. Если Путин наберет в Москве 30% и объявят 30% (это не исключает, хотя сильно осложняет победу в первом туре за счет голосов в других регионах), то митингов «за честные выборы» не будет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать