Мнения
Бесплатный
Сергей Гуриев|Олег Цывинский
Статья опубликована в № 3049 от 28.02.2012 под заголовком: Ratio economica: Зачем голосовать

Сергей Гуриев, Олег Цывинский: Зачем голосовать

А.Махонин / Ведомости

Зачем идти на выборы – ведь один мой голос все равно ничего не решит? Этот вопрос задают себе граждане во всех странах, где существует процедура выборов. Тем не менее многие избиратели все-таки тратят свое время на то, чтобы проголосовать. Вероятность того, что каждый отдельно взятый голос окажется решающим, крайне мала. Поэтому участие в голосовании нельзя объяснить лишь с точки зрения индивидуальной рациональности. Голосование – это социальное поведение. Не случайно именно явку на выборах социологи и экономисты используют в качестве одного из главных показателей «социального капитала». Как и физический или человеческий капитал, социальный капитал крайне важен для экономического развития. Если граждане заинтересованы в развитии общества, то уровень доверия друг к другу в этом обществе выше, а издержки сотрудничества ниже, что повышает и экономическую эффективность, и стимулы для предпринимательства. Благодаря накопленному социальному капиталу формируются неформальные институты, которые, в свою очередь, помогают сложиться институтам формальным.

Один из хрестоматийных примеров важности социального капитала – это различия между Северной и Южной Италией. Во-первых, в Италии разницу в социальном капитале можно измерить – есть детальные долгосрочные данные по социальному капиталу в каждом регионе. Во-вторых, хотя Северная и Южная Италия – это части одного и того же государства в течение уже почти 150 лет, различия с точки зрения экономического роста, качества госуправления и уровня коррупции поражают воображение. Печально известная итальянская мафия – это Южная Италия. Ведущие итальянские компании и университеты – это Северная Италия. Целый ряд исследований объясняют различия между Южной и Северной Италией именно разными уровнями социального капитала, которые, в свою очередь, обусловлены тем, что на севере столетиями развивались торговые города, а юг в основном сформировался из аграрных феодальных государств.

На севере Италии на протяжении многих веков граждане активно участвовали в политической жизни. Государствам юга были свойственны более автократические системы с намного более жесткой государственной иерархией, которая не способствовала участию большинства в политическом процессе, а зачастую и подавляла его.

Оказывается, что различия в социальном капитале проявляются и в уровне явки на выборах. В своем недавнем исследовании «Демократизация и гражданский капитал» итальянские экономисты Луиджи Гуизо и Паоло Пинотти изучили одну из самых значимых институциональных и политических реформ в Италии – демократизацию избирательных прав 1912 г. Эта реформа дала право голоса практически всему мужскому населению (до этого правом голоса располагала сравнительно небольшая группа богатых итальянцев; женщины получили право голоса только в 1945 г.).

Как на разницу между «элитой» и «простыми людьми» с точки зрения участия в голосовании «элиты» и «простых граждан» повлияла реформа 1912 г.? До 1912 г. голосовала только «элита»; при этом процент явки был высок. Вероятность получения доходов или других благ от близости к победившему кандидату или принятия нужного закона намного выше для представителей элиты, чем для обычного гражданина, поэтому и процент явки на выборы выше среди элиты. После 1912 г. стали голосовать еще и «простые граждане», для которых прямые выгоды от голосования меньше, следовательно, и процент явки ниже. Неудивительно, что после распространения права голоса на все мужское население средний процент явки упал. Главный вопрос исследования Гуизо и Пинотти в том, насколько он упал на юге и на севере Италии? Оказывается, что средний процент явки избирателей упал на 14–20% больше на юге по сравнению с севером Италии. Более того, если до 1912 г. явка избирателей была выше на юге (скорее всего, потому, что благосостояние элиты на юге было более связано с политической системой, чем на более «республиканском» севере), то после 1912 г. явка избирателей стала выше на севере. Другими словами, на юге, хоть право голоса и распространялось на всех, избиратели просто не приходили голосовать и не пользовались своим избирательным правом. Гуизо и Пинотти также учитывают и влияние других факторов и показывают, что разница в явке избирателей объясняется именно разницей в социальном капитале.

Насколько политической реформе 1912 г. удалось передать хотя бы часть политической власти от элит к остальным гражданам? На севере это действительно произошло. В то время социалистические и коммунистические партии были основными представителями политических интересов не элиты, а остальных граждан. Гуизо и Пинотти показывают, что удвоение результатов этих партий на выборах 1913 и 1919 гг. определялось именно явкой простых граждан в выборах на севере Италии. В северных регионах эти партии получили почти 50% на последних свободных выборах до Второй мировой войны. На юге Италии передачи хотя бы части власти народу не произошло и по-прежнему политические партии представляли интересы элит. Еще интереснее то, что разница в явке избирателей между югом и севером сохранилась и на первых национальных выборах после Второй мировой войны в 1948 г., и почти на 20 значительных выборах и референдумах 1974–1995 гг. и остается до сих пор.

Какое отношение Италия 1912 г. имеет к России 2012 г.? Вследствие авторитарного прошлого в сегодняшней России, как и на юге Италии 100 лет назад, низок уровень социального капитала. С одной стороны, Россия вполне демократическое государство, с выборами и партиями. С другой стороны, право голоса, если оно не используется, не приносит результатов «простым людям». Элиты будут удерживать власть. Ведь для элит победа их кандидата означает прямые материальные и нематериальные блага, а зачастую и возможность избежать уголовного наказания. А вот гражданину, не связанному с политикой, голосование не приносит никаких прямых благ. Зато для общества высокий уровень участия в голосовании – это вклад в накопление страной социального капитала. В свою очередь, социальный капитал – это не только ограничение элит и политическая сила всех остальных, это и взаимное доверие, и соблюдение правил даже в самом малом.

В экономической теории каждый человек рационален, и его участие в политической жизни описывается его интересами. Авторитарная история снижает уровень доверия, демократический опыт повышает вероятность участия в выборах. Но социально-экономические законы – это не приговор.

Бескорыстное участие в митингах за или против Путина, добровольное участие в голосовании – это существенный вклад, который каждый может внести в развитие России. Участие в голосовании определяет не только будущие законы, но и качество жизни в стране, причем не только и не столько для представителей находящейся у власти «элиты».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать