Мнения
Бесплатный
Игорь Бунин
Статья опубликована в № 3055 от 07.03.2012 под заголовком: После выборов: Новый выбор

Игорь Бунин: Новый выбор

Победа Владимира Путина сама по себе не решает ни одной проблемы, стоящей перед властью. Напротив, количество проблем будет увеличиваться – и будущее власти будет зависеть от того, насколько эффективно она сможет на них реагировать.

Акции протеста будут продолжаться, чему способствует сверхвысокий результат Путина. Летом возможен спад по понятным причинам – даже в суперполитизированном 1991 году садовые участки были прежде всего, только ГКЧП заставил часть людей бросить грядки и приехать в Москву. Однако этим летом ожидается рост тарифов, отложенный в связи с президентской кампанией. Так что ожидаемый осенний всплеск протестной активности может быть связан как с политическими, так и с социально-экономическими раздражителями. Продолжение подобной тенденции вполне вероятно и в дальнейшем.

Такое положение дел не дает Путину даже тех первых «100 дней благодати», которые обычно есть у любых победителей выборов. Это связано не только с позицией его собственных избирателей, но и со скандальным шлейфом думских выборов. Победитель изначально получает мандат только на проведение поливалентных реформ, т. е. тех, которые принимаются всем обществом. В этой ситуации налаживание нормальных отношений с наиболее динамичными и самостоятельными группами общества представляется особенно актуальным. Это власти делать трудно и некомфортно – что видно из риторики ее представителей, – но необходимо.

Что же до раздражителей в сфере политики, то один из них виден уже сейчас. Либерализация партийной системы способна несколько приглушить страсти и дать возможность политикам заняться нормальной работой в сфере партстроительства – а как только возникает конструктивная повестка дня, то становится ясна ущербность страшилок про оппозиционеров как разрушителей (вспомним визит оппозиционных деятелей к Дмитрию Медведеву). Однако создание новых партий, их активное продвижение в публичном пространстве, появление у наиболее успешных из них собственных электоральных рейтингов добавит актуальности уже выдвинутому на проспекте Сахарова требованию о проведении досрочных парламентских выборов. Выборы, в которых участвовало всего семь разрешенных партий (а без симулякров и вовсе пять), новые партии не признают легитимными, даже если оставить в стороне обвинения в массовых фальсификациях, – а о них будут постоянно напоминать.

Поэтому вопрос о досрочных парламентских выборах чем дальше, тем больше будет переходить в плоскость не декларативных, а реальных требований. Примечательно, что в ходе прошедшей президентской кампании все кандидаты проявляли максимально возможную для них активность, хотя вряд ли кто-нибудь из них всерьез рассматривал свои шансы на президентство. Трое из них являются лидерами партий, которым предстоит выдержать жесткую конкуренцию на своих электоральных площадках с появляющимися конкурентами – новыми левыми, либералами, националистами. А четвертый сам намерен в самое ближайшее время создать собственную либеральную партию. Неудивительно, что все они стремились как можно более эффективно использовать пиаровские возможности, предоставленные в ходе кампании, понимая, что такая дополнительная раскрутка в условиях перспективы досрочных парламентских выборов может быть весьма полезной. Правда, Владимир Путин пока отвергает возможность проведения таких выборов, но быстрое развитие событий может внести коррективы в планы лидеров страны (как это произошло с декабрьскими планами президентского вето на кандидатуры губернаторов, трансформировавшимися в «мягкий фильтр»).

При этом взаимное непонимание, нежелание слушать и недоверие между властью и внепарламентской оппозицией может привести к драматическим последствиям. С одной стороны, результаты выборов привели к радикализации части оппозиционеров, что вызывает отторжение у их умеренных сторонников. В то же время игнорировать протест не может ни один политик, который хотел бы получить голоса либералов, – так, Михаил Прохоров не мог не приехать на Пушкинскую площадь после участия во встрече с Путиным. С другой стороны, жесткие действия власти 5 марта в Москве и Петербурге могут свидетельствовать о ее неуверенности в собственных силах.

В этих условиях особенно востребован политический диалог – нормальный, институционализированный, с приемлемой для обеих сторон повесткой дня. Хорошо, что власть после декабрьских событий отошла от своей многолетней позиции, согласно которой любой шаг навстречу оппозиции воспринимался как недопустимая уступка. Уже есть позитивный опыт переговорного процесса команды Сергея Собянина с организаторами массовых акций оппозиции. Вспомним и реакцию Александра Хлопонина на голодовку незарегистрированных кандидатов в депутаты в Лермонтове – благодаря его действиям выборы были отложены и острота конфликта снята.

Сейчас решается вопрос о том, может ли власть возглавить процесс политических реформ. Уже есть пакет реформ, который еще недавно предполагалось отложить чуть ли не до греческих календ. Но надо идти дальше – в направлении избрания членов Совета Федерации, создания общественного телевидения на одной из основных кнопок, разрешения избирательных блоков. Тем более что существует сильный запрос общества на продолжение политических реформ (свобода слова, печати, соблюдение прав человека, открытая публичная политика), что видно из опросов «Левада-центра» (см. статью Алексея Левинсона в «Ведомостях» от 6 марта).

Если власть будет последовательно проводить этот курс, то она может стать не только лидером реформ, но и гарантом их необратимости. Кроме того, эти решения позволят хотя бы частично смягчить негативный эффект от скандалов на президентских выборах. Если же возобладают охранительные инстинкты, то инерционный курс способен свернуть политические изменения – но негибкие, архаичные системы в современном мире имеют все уменьшающийся запас прочности. Выбор за властью.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать