Статья опубликована в № 3062 от 19.03.2012 под заголовком: От редакции: Истина Бастрыкина

От редакции: Истина Бастрыкина

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин стремится улучшить отечественное судопроизводство, сделать его более объективным и справедливым. Решение, по мнению главного следователя, не в том, чтобы отделить суд от исполнительной власти и оградить его от прочих влияний, а в том, чтобы внести в Уголовно-процессуальный кодекс понятие «объективная истина». Плохо, что суд «остается пассивным наблюдателем» и не участвует в сборе доказательств. Вместе с «чуждой традиционному российскому уголовному процессу» состязательностью сторон это мешает правильному разрешению уголовных дел, сказал Бастрыкин в интервью «Российской газете».

Ныне действующий УПК – не самый совершенный документ. Его статьи не раз отменял Конституционный суд. Решения отечественных судов нередко вызывают недоумение. Но Уголовно-процессуальный кодекс явно не корень проблем. Он требует от следователей и судей защищать права потерпевших, оценивать достоверность и допустимость доказательств. Кодекс позволяет судье или коллегии судей назначать новую экспертизу по делу, если служители Фемиды считают, что уже выполненные недостаточно точно и полно осветили обстоятельства дела или противоречат друг другу. Наконец, УПК предписывает суду выяснить, доказано ли преступление, виновен ли в нем подсудимый и заслуживает ли он наказания. Если документ и требует исправления, то, например, в том, чтобы уравнять гособвинение и защиту. Сбор доказательств обвинения регламентируется 103 статьями УПК, доказательств защиты – лишь тремя. Адвокат в отличие от следователя не имеет права назначать экспертизу, самостоятельно приобщать к делу доказательства невиновности подзащитного. Он может лишь ходатайствовать об этом перед судом и следствием, которые могут отказать в этом.

«Ярко выраженный обвинительный, карательный уклон в нашей судебной системе» отметил в одной из предвыборных статей и Владимир Путин.

Помогут ли устранить его предложения Бастрыкина? Понятие «объективная истина» в правосудии использовалось в инквизиционных процессах. Его также активно применял сталинский генпрокурор, бывший одним из главных действующих лиц показательных процессов 1930–1940-х гг., – Андрей Вышинский. Он утверждал, что суд и следствие должны стремиться найти истину, не особенно стесняясь в средствах ее установления.

«Советское процессуальное право не ставит, однако, никаких формальных условных границ, допуская к предъявлению на суде и следствии любые факты. Допустить те или иные доказательства – дело суда, обязанного при решении этого вопроса руководствоваться только одним – стремлением к установлению истины, материальной, или объективной, истины, задачам которой подчинен весь процесс», – писал Вышинский в труде «Теория судебных доказательств». Принципиально в нашем случае то, что нам нужно думать не об англосаксонской или романской модели правосудия, а об обеспечении подлинной независимости суда. Именно она делает суд основой правовых обществ и во Франции, и в Британии. О культуре можно поспорить как-нибудь потом. Разговоры о чуждости того или иного элемента права российскому уголовному процессу выглядят глубоко неадекватно на фоне главной кричащей проблемы нашего правосудия – отсутствия независимости суда. Сейчас отечественные суды, пусть и редко, становятся арбитрами в споре защиты и обвинения и на законных основаниях прекращают дела и отпускают обвиняемых из-под стражи до приговора. По мнению бывшего зампреда Конституционного суда Тамары Морщаковой, инициатива Бастрыкина заставить суды «проявлять активность» в сборе доказательств (вопрос вины или невиновности подсудимого выглядит риторически) отражает стремление части силовиков вернуть институт возвращения дел с недоказанной виной подсудимого на доследование. Многие из них хотели бы законодательно закрепить подчиненное положение судов, вернуть их подчиненный статус и превратить их в звено «борьбы с преступностью».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать