Александр Грек: О разнице между машинами

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Всегда кажется, что чем дальше, тем техника будет совершеннее. Но это не так. Самые настоящие самолеты остались в тридцатых. Именно поэтому пилоты современных сверхнадежных компьютеризированных пассажирских «Боингов» и «Эйрбасов» в свободное от работы время пересаживаются на поршневые самолеты и гоняют в гонках Red Bull Air Race. Почему поршневые? Потому что именно они дают наиболее полное ощущение полета. Это вам любой чемпион мира по аэробатике скажет.

Точно так же мы и оглянуться не успели, как настоящие автомобили ушли в прошлое. Помните, на чем ездили герои первого драйверского боевика «Форсаж», вышедшего в 2001 году? Вряд ли. Банда Доминика грабила трейлеры на черных Honda Civic coupe, и о таких машинах мечтали все мальчишки во дворе. Кто мечтает о Civic'е 2012 года? Вряд ли даже десятиклассницы.

А Ford Gran Torino 1972 года из одноименного фильма Клинта Иствуда? А Ford Mustang Shelby GT500 Eleanor 1967 года выпуска из «Угнать за 60 секунд»? Эти автомобили играли главные роли наравне с актерами. Для поиска настоящего американского автомобиля-героя сценаристам пришлось отправляться в семидесятые. В гоночных боевиках начала нашего века почти все герои из Японии. Для съемок фильма «Тройной форсаж: токийский дрифт» съемочной группе пришлось закупать огромное количество автомобилей с правым рулем в Японии: многие модели даже в Америке не производились. И до сих пор люди, понимающие в автомобилях, носятся по Москве в поисках праворульных Nissan Skyline GT-R выпуска 1990-х годов.

Это лишь маленький перечень великих автомобилей, и их объединяет одно: они были. Последними настоящими автомобилями оставались два японца: Mitsubishi Lancer Evolution и Subaru Impreza STI. Полноприводные, турбированные, почти раллийные автомобили позволяли делать все что угодно на любых дорогах — от гравийных покрытий до гладкого асфальта гоночных трасс. Управление этими автомобилями требовало сложных навыков, понимания работы всех механизмов. Это было настоящее искусство. Впрочем, уходящее — в последних моделях механика все больше уступала электронике. Знаменитый раллист Геннадий Брославский, в жилах которого вместо крови тек высокооктановый бензин, когда-то тестировавший для нашего журнала экстремальные автомобили, говорил: «Эти автомобили всегда были в особой лиге. Но мне все-таки ближе более ранние, совсем “злые” и в полной мере “механические” Subaru Impreza WRX STI 22B и Mitsubishi Lancer Evolution VI».

Но и эта парочка уходит в историю. В прошлом году компания Mitsubishi объявила, что Lancer Evolution X будет последним в этой легендарной линейке. Subaru держится из последних сил, но собственных средств этой легенде автопрома уже не хватает, и она начинает заигрывать с автогигантами. На смену воняющим бензином механическим монстрам приходят безопасные экологические электротележки.

«Те машины можно было любить, — как-то сказал мне Брославский, — на нынешних — только ездить».

Автор — главный редактор «National Geographic Россия»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more