Статья опубликована в № 3074 от 04.04.2012 под заголовком: Новое государство: Дорожная карта новой власти

Антон Олейник: Дорожная карта новой власти

А.Махонин / Ведомости

Проблемы с определением содержания нового этапа гражданской активности обусловлены характером протестов. Люди, выходившие на улицы зимой, – а среди них представлены все возрастные группы и практически все сегменты политического спектра, от анархистов до националистов, – объединены лишь общим неприятием сложившейся системы власти.

Достичь большей определенности с пунктом назначения позволил бы акцент на процедуре, а не на идеологии. Действительно, согласие на идеологическом уровне между либералами и националистами вряд ли достижимо. Но и те и другие были бы заинтересованы в получении возможности выражать и развивать свои идеи с наименьшими издержками (и рисками судебных преследований). Демократический процесс, определяемый не идеологически, а прагматически, т. е. с помощью акцента на процедуре, устроил бы всех. Нужно работать над снижением издержек выражения и защиты людьми своих идей. Это облегчит институциональные изменения в будущем.

Итак, мы хотим перейти из точки А в точку Б, и эта точка, допустим, означает соблюдение принципов демократического принятия решений. Как совершить переход с наименьшими потерями? Ведь превалирующая сегодня модель власти отличается от демократической практически по всем параметрам за исключением формальной выборности власти.

«Большой скачок» к демократическому процессу представляется невозможным даже при превращении протестов в «декабрьскую революцию 2011 г.». Демократия, как и любая другая система власти, не сводится к набору формальных правил. Она, например, предполагает инструментальный характер власти, т. е. использование власти не в качестве самоцели, а как средства для достижения других целей. Существующая система, наоборот, основана на самоценности власти для ее обладателей.

Дело еще более усложняется воспроизведением одной и той же модели власти на всех уровнях социальной организации, а не только в политике: внутри политических партий («вождизм»), университетов (всевластие ректоров) и даже внутри семьи (авторитарные методы принятия решений и воспитания детей). Как доказывал политолог Гэрри Экстейн, любая система правления стабильна, если одни и те же принципы организации власти соблюдаются и на макро- (политика), и на мезо- (организации), и на микро- (семья) уровнях. А нынешняя система власти более чем стабильна: ее воспроизводство продолжается на протяжении большинства периодов российской истории.

«Большой скачок» к новой системе власти неминуемо приведет к противоречиям между властью в политике и властью в повседневной жизни. Опыт Веймарской республики хорошо иллюстрирует тезис о радикальной нестабильности системы, при которой принципы организации власти на разных уровнях противоречат друг другу. Веймарская республика пала, ибо была лишена опоры на демократическую власть в повседневности.

Иными словами, для сохранения позитивной гражданской динамики требуется нахождение точек роста новой власти не столько в Кремле, сколько в иных сферах. Выращенная таким образом новая власть имеет хорошие шансы прижиться впоследствии и в Кремле. Вот несколько потенциальных точек роста.

Школа локальной демократии

Участие несогласных в выборах на муниципальном уровне сопряжено с меньшими трудностями, чем на федеральном или даже региональном уровнях. Вертикаль власти здесь часто дает сбои, да и особой угрозы в демократизации муниципальных органов власти обладатели власти верховной не ощущают. В Москве процесс демократизации муниципальных органов власти уже начался: в ряде случаев оппозиционные муниципальные депутаты не дают выбрать председателей, которых поддерживают городские власти и «Единая Россия», а в Ярославле мэром уже стал самовыдвиженец, которому противостоял кандидат правящей партии. Похожая ситуация две недели назад сложилась в Тольятти, где выборы тоже выиграл независимый кандидат.

Позитивный опыт участия в системе новой власти на муниципальном уровне еще более значим: он позволяет получить навыки демократических взаимодействий. Эти навыки пригодятся при избрании политиков, прошедших школу локальной демократии, в региональные и федеральные органы власти. Собственно, именно этот принцип обязательного окончания «школы локальной демократии» и объясняет истории успеха многих демократий.

Высшая школа демократии

Еще одна точка роста новой власти может быть найдена в университетах. На сегодня в управлении российскими университетами воспроизводятся все прелести, против которых протестуют участники митингов: непрозрачность принятия решений, коррупция сверху (распил бюджетных средств) и снизу (взятки за поступление и сдачу экзаменов), манипулирование общественным мнением и многое другое.

Демократизация университетской жизни поможет членам завтрашней элиты научиться жить по-другому с самого начала их сознательной жизни. Для этого потребуется создание независимых от администрации структур студенческого и преподавательского самоуправления, появление опять-таки независимых профсоюзов – как студенческих, так и преподавательских (пока же университетские профсоюзы либо распределяют путевки, как в случае МГУ, либо вообще отсутствуют, как в случае НИУ-ВШЭ), лоббирование института теньюр, или юридически защищенных долгосрочных контрактов, для преподавателей (свобода студента немыслима без свободы преподавателя) и ряд других шагов.

Общественное телевидение

Работа по созданию общественного телевидения может стать еще одной площадкой для выращивания новой власти. Появление источника информации, независимого как от интересов бизнеса (основного рекламодателя на частных телеканалах), так и от государства, может подорвать способность нынешней власти к манипулированию сознанием части граждан.

Но для достижения этого результата понадобится как соблюдение демократических процедур при избрании и организации работы попечительского совета, так и нахождение иных, дополнительных к бюджетному финансированию, источников доходов. Таким источником могли бы стать добровольные взносы, вносимые зрителями при оплате ими коммунальных платежей. Пример Public Broadcasting Service (PBS) в США и ряда других телерадиокомпаний говорит о реальности такого решения. Даже если в российском случае добровольные взносы не покроют большую часть расходов общественного телевидения, они могут стать важным критерием при определении объема государственных субсидий и приоритетов в их использовании.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать