Статья опубликована в № 3075 от 05.04.2012 под заголовком: Зеленая революция: Зеленый рост

Евгений Шварц: Как стимулировать экологическую ответственность

В XXI в. конкуренция по показателям экологической ответственности и энергоэффективности становится мейнстримом: компании, вынужденные по требованиям государств и потребителей нести экологические издержки, хотят обеспечить равные условия глобальной конкуренции.

В России этого понимания не чувствуется. Верх у нас взяла стратегия «экологического демпинга» как якобы конкурентного преимущества для привлечения европейских инвестиций, поскольку европейцы не могут снижать экологические стандарты ниже директив ЕС. Разрушение экологического регулирования в стране рассматривалось как быстрая альтернатива долгому и трудному улучшению инвестиционной привлекательности России путем борьбы с коррупцией и реформ.

Но отсутствие современного природоохранного регулирования привело к ухудшению экологической репутации российской экономики и бизнеса. Россия заняла последнее место в рейтинге, ранжирующем 132 страны мира по степени успешности их экологической политики в 2000–2010 гг. Разрушение природоохранного регулирования способствует консервации наименее энергоэффективных и отсталых производств и технологий.

Такая политика приводит к тому, что наиболее удобные для экономики «длинные и дешевые» инвесторы, в частности пенсионные фонды, избегают инвестировать в Россию. Следует упомянуть решение минфина Норвегии об исключении из Пенсионного фонда страны акций российского ОАО «ГМК «Норильский никель» на основании того, что деятельность компании влечет за собой выбросы неприемлемого количества двуокиси серы и тяжелых металлов. Аналогично частный фонд Clariden Leu AG (подразделение Credit Suisse Group AG, являвшегося одним из менеджеров размещения IPO «Русала») призвал инвесторов воздержаться от покупки акций компании в связи с решением премьера Путина, разрешающим БЦБК производить сброс стоков в озеро. Clariden разослал клиентам письма с просьбой обратить внимание на практику компании, поскольку участие в IPO будет служить косвенным одобрением загрязнения окружающей среды.

Правительства многих стран, поддерживая рост в кризисные времена, поддерживают именно зеленую его составляющую. Лидерами здесь являются Южная Корея, Китай и Франция. В России «зеленая часть восстановительного пакета» равна нулю. Выделение средств, например, «АвтоВАЗу» не только не сопровождалось требованиями по экологической модернизации, а наоборот – было использовано Минпромторгом для переноса введения стандарта «Евро-4» для двигателей с 2010 на 2012 г.

Возможная российская модель «зеленого роста» должна состоять в диверсификации экспорта природных ресурсов, используемых в соответствии со строгими международными экологическими стандартами, подтверждаемыми добровольными сертификациями (например, FSC и MSC). Результатом реализации национальной модели «зеленого роста» наряду с повышением качества жизни россиян должна стать инвестиционная привлекательность страны как ответственной экологической державы. Это привлечет и консервативных инвесторов (пенсионные фонды и т. п.), которые инвестируют надолго и, в частности, в сохранение «экологических услуг» российской природы, т. е. платят за ее устойчивое использование.

С чего начать и что делать? Для поддержки «зеленого роста» в России нужно:

– Улучшение качества государственного управления состоянием окружающей среды, направленного на достижение обозначенных по срокам целевых количественных показателей экологической политики.

– Борьба с коррупцией в природоохранных ведомствах, сейчас экоплатежи воспринимаются как дань чиновникам, о сумме которой можно договориться, а необходимо, чтобы были реальные экономические стимулы.

– Восстановление и развитие государственной экологической экспертизы проектов с высокими externalities (неоплачиваемыми негативными воздействиями на природу).

– Развитие правового обеспечения оценки воздействия на окружающую среду.

– Введение «цены углерода» при рассмотрении проектов с государственным финансированием или участием. «Цена углерода» должна поощрять внедрение низкоуглеродных технологий за счет средств с наименее эффективных производств. Первоочередная мера – отказ от нулевой ставки НДПИ на попутный газ и технологические потери.

– Введение более высоких по сравнению с действующим законодательством требований по экологичности товаров и услуг при госзакупках и корпоративных закупках госкорпорациями и госкомпаниями.

– Правовое обеспечение возможности органам власти субъектов РФ вводить более высокие требования и стандарты в области охраны окружающей среды и энергоэффективности.

– Снижение налоговой нагрузки на энерго- и ресурсоэффективные предприятия при одновременном повышении ставок для загрязнителей.

– Обеспечение приоритетности экономического развития староосвоенных регионов и ограниченного числа кластеров в Сибири для обеспечения качества их инфраструктуры при одновременном создании системы субвенций менее развитым регионам страны, обеспечивающих сохранение «экосистемных услуг» своей территории (например, значительная площадь охраняемых территорий с высоким качеством менеджмента).

– Поддержка регионального развития путем развития рекреационной инфраструктуры вокруг особо охраняемых природных территорий, а не внутри них.

Полный текст см. на www.vedomosti.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать