Мнения
Бесплатный
Ксения Юдаева
Статья опубликована в № 3080 от 12.04.2012 под заголовком: Три вызова для страны

Три вызова для страны

Несмотря на заявления властей о модернизации и диверсификации, нынешние базовые характеристики экономики будут иметь место и в следующем десятилетии

В связи с работой над стратегией-2020 много говорится о новой модели роста России. Ответы на этот вопрос являются обычно либо нормативными – описание желаемой модели роста (приблизительно это было сделано в концепции долгосрочного развития образца 2008 г.), либо сводятся к описанию политики, что сделано в последнем варианте стратегии. В данной короткой заметке я попробовала дать свой ответ на этот вопрос, который строится в известном смысле на отрицании: чем новая модель роста будет отличаться от предыдущей и почему.

В предкризисные годы модель роста российской экономики несколько раз менялась. В конце 1990-х это было развитие за счет девальвации валюты и плохих долгов, т. е. неплатежей. В начале 2000-х мотором роста был сырьевой сектор, прежде всего нефтяной, где частные собственники начали реструктуризацию – частично в связи с окончанием процесса передела активов, частично как реакция на рост цен на нефть. В середине 2000-х ситуация в топливной отрасли изменилась, но в страну пошел массированный приток капитала, да и цена на нефть продолжала расти. Все это питало развитие кредитования и рост внутреннего спроса. Поэтому формально основой роста был внутренний спрос. При этом Россия оставалась в мировом разделении труда производителем сырьевых и базовых товаров и внутренний спрос во многом зависел от ожиданий иностранных кредиторов того, что будет происходить с сырьевыми ценами.

В следующем десятилетии, несмотря на заявления властей о модернизации и диверсификации, эти базовые характеристики экономики все равно будут иметь место. В период до 2020 г. Россия будет продолжать расти с темпом, превышающим средний темп роста в странах ОЭСР, и, как следствие, будет по уровню дохода приближаться к этим странам. В международном разделении труда сохранится значимость России как поставщика энергоресурсов, металлов, удобрений и некоторых сырьевых товаров, вырастет ее значимость как поставщика сельскохозяйственной продукции и расширятся возможности России по закреплению своих ниш в производстве программных услуг и некоторых других видов инновационной или современной промышленной продукции. Вырастет глобальная значимость российского финансового сектора. Эти изменения будут происходить параллельно с увеличением доли среднего класса в населении и его роли в обществе. Однако целый ряд факторов делают невозможным продолжение экономического роста на основе прошлой модели и ведут к смене модели роста. Изменение модели роста будет происходить в любом случае, но, не будучи подкрепленным изменениями в экономической политике, такой слом модели чреват существенным замедлением темпов развития. Можно выделить три основных вызова, которые ведут к смене модели роста:

Первый вызов: изменение ситуации в глобальной экономике. Развитые страны вошли в стадию длительной стагнации, связанную с накопленным долговым навесом и структурными дисбалансами. Они перестали быть основным двигателем глобального спроса. Это требует серьезных изменений и от развивающихся стран, часть которых, в первую очередь Китай, также постепенно меняют модель роста. Дилевереджинг в банковских и в целом финансовых системах развитых стран, а также рост доли развивающихся стран в мире и, как следствие, рост глобального спроса на инвестиции постепенно приведут к росту стоимости финансовых ресурсов на глобальных рынках и ограничению возможностей для России привлекать для финансирования экономического роста дешевый финансовый капитал. Как следствие, финансирование для экономического роста в большей степени необходимо привлекать из внутренних, а не внешних источников, а также за счет прямых, а не портфельных инвестиций. Поэтому для обеспечения устойчивого роста необходимо развитие рынка длинных денег и повышение уровня доверия к банковской системе. Это, в свою очередь, требует снижения инфляции и настройки новой модели денежно-кредитной политики, при которой ведущую роль в предоставлении ликвидности экономике начинает играть политика рефинансирования Центрального банка. Ситуация немного облегчается тем, что основные имеющиеся длинные деньги – накопления молчунов – управляются государством. Но управлять ими надо будет значительно более эффективно, тем более что на настоящий момент накоплены уже существенные суммы. Специальные ограничения подобная ситуация накладывает и на бюджетную политику: нужно минимизировать угрозу вытеснения частных инвестиций бюджетными заимствованиями, для чего необходимо проводить сбалансированную бюджетную политику. При этом возможен параллельный рост и государственного долга, и резервного фонда. Первый может активно использоваться в операциях рефинансирования, проведение которых должно быть ограничено не только и не столько заботой о банках, сколько таргетированием инфляции. Впрочем, можно поэкспериментировать и с модным сейчас таргетированием номинального ВВП или уровня цен.

Второй вызов – демографический. Он включает в себя, во-первых, тренд на старение населения и, во-вторых, смену поколений, когда уже более 50% населения будут составлять граждане, вступившие в рабочую силу после начала рыночных реформ. Оба этих фактора будут вести к изменению характера предложения труда, а значит, и к серьезным структурным изменениям в экономике. Неконкурентоспособные производства не будут иметь возможностей привлекать новую рабочую силу, что выступит дополнительным фактором к выдавливанию их с рынка. Параллельно резко возрастет спрос на новые рабочие места, привлекательные для молодого образованного населения. Как следствие, в сфере промышленной и социальной политики будет постепенно снижаться необходимость поддержания существующих рабочих мест, а возрастет спрос на создание новых рабочих мест, в том числе в инновационном секторе. Вырастет потребность в институтах, обеспечивающих создание рабочих мест, включая как институты привлечения иностранных инвесторов и стимулирования отечественных инвестиций, так и институты поддержки инноваций. Но эти институты не смогут подменить собой хороший инвестиционный климат, обеспечивающий создание и развитие нового бизнеса. Следующий критический фактор – инфраструктура. Параллельно вырастет значимость институтов, направленных на создание и поддержание человеческого капитала, т. е. на качественное образование и медицинские услуги. Грамотная миграционная политика, а также проведение пенсионной реформы позволят смягчить эффект снижения численности и старения населения на экономику.

Наконец, третий вызов – технологический. С точки зрения России важными будут изменения по двум направлениям. Первое – это появление совершенно новых технологий ведения бизнеса и государственного управления в связи с развитием интернета и телекоммуникаций. Важнейшие изменения будут происходить на отраслевом уровне, и российские компании должны будут принимать меры по технологическому обновлению, для того чтобы выдержать этот вызов. Как страна, имеющая сравнительное преимущество в математическом образовании, Россия сможет расширить свою нишу в сфере производства соответствующих технологий, но это потребует совершенствования институциональной среды и развития финансового рынка, а также улучшения качества жизни в крупнейших городах. Второй важный тренд – это изменения в энергетическом секторе. Прежде всего, это развитие технологий добычи сланцевого газа, а во-вторых, развитие альтернативной энергетики и зеленых технологий. Все эти факторы способны существенно снизить конкурентоспособность российской промышленности в этой сфере, а в перспективе угрожают и бюджетной стабильности. Поэтому реформирование соответствующих отраслей, повышение их эффективности и развитие новых технологий – это технологический вызов, который будет стоять перед Россией в ближайшем десятилетии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать