Мнения
Бесплатный
Екатерина Деготь

Екатерина Деготь: По ту сторону фронды

Почему Ксения Собчак – симптом свободы слова

Свистки в адрес Ксении Собчак после того, как на церемонии «Ники» она задала Чулпан Хаматовой острый вопрос, означали, мне кажется, не столько «нет», сколько «надоело». Это было про то, что «мы и так всё это знаем, сколько можно». И про то, что «ты же видишь, Хаматова только западным СМИ говорит, что на нее не оказывали давления, в России она молчит про это, ты же все понимаешь, Ксюша, помолчи и ты, ничего нельзя изменить, не высовывайся, дай попраздновать».

Это были свистки из того умонастроения, которое доминировало в нашей стране до декабря, и всем тем, кто сегодня возмущается освистанием Собчак, стоило бы покопаться в себе и вспомнить, почему он или она еще недавно точно так же реагировал на лозунги, допустим, «Стратегии-31», а сейчас продолжает с тем же глухим раздражением реагировать на выдвижения конкретных социальных требований, которые иногда озвучивают левые. Разделить или не разделить эти требования, встать или не встать под чьи-то знамена — все это требует рождения взрослого политического сознания вместо демонстрации подростковой фронды с ее абстрактными ленточками.

Ксения Собчак не то чтобы проводник свободы слова, но она — симптом, и ее оппоненты тоже. Уже все кому не лень написали, что ничто не мешало Хаматовой с достоинством сказать: да, я поддерживаю Путина. Однако она, Юлий Гусман и Евгений Миронов отреагировали так, как будто это было каким-то интимным делом Хаматовой (хотя речь шла не о тайне голосования, а о публичной поддержке кандидата), а Собчак обвинили в «политизации» территории искусства и праздника.

Слово «политизация» подразумевает, что политическое измерение привносится откуда-то извне, как если бы речь шла о «политизации природы», например. Но сфера культуры, тем более премии в этой культуре, и еще более публичная церемония раздачи таких премий являются неотъемлемо политическими по определению, так как политика есть не что иное, как сфера принятия решений, имеющих общественное значение. В классическую эпоху полагалось, что речь идет только о коллективных решениях, но мы давно знаем, что и личный выбор (например, быть аполитичным человеком) является более чем политическим. Если политический характер решения не только не осознается, но и тщательно вытесняется, то с этой точки зрения бестактно выявившей его Ксении Собчак должно быть «стыдно», как и сказал Миронов. Хотя это, конечно, означает, что на самом деле устыдился тот, кому задавали вопрос.

Политизацию Миронов противопоставил «доброму делу», которое делает фонд Хаматовой, не ожидая количества «просмотров на ютьюбе». Отвлекаясь полностью от того, что происходит в реальной жизни с этим, вероятно, героическим фондом, и того, какие формы ему придает господдержка (тем более что обществу про это известно недостаточно), замечу, не боясь обвинения в цинизме, что в современном мире все связанное с детьми, а также болезнями, а еще более — все существующее на пересечении этих векторов представляется неким моральным абсолютом, который противостоит политике как сфере относительного. «Доброе» — это сфера детства, природы, это, странным образом, сфера «тела», а не «духа», не знания, не смысла и даже, вообще говоря, не этики. Ценности Просвещения сильно поколеблены.

В современной России, даже после декабрьских событий, политический подход к реальности («у всего есть смысл») все еще воспринимается обществом как поиск какой-то «грязи». «Чистый» человек якобы не политичен. Якобы он может сделать что-то абсолютно хорошее, несводимое к политическим интересам. Якобы он вообще дитя.

В этом контексте совершенно неудивительно, что бранное слово, которым Миронов наградил тех, кто добивался от Хаматовой правды и осознанности, было (выражаясь культурно) «бастарды». Они для него такие же дети, как и он сам, только незаконные: не знающие своего родителя и потому не голосующие за него. Идеальность ребенка, увы, подразумевает скрывающийся за нею идеал строгого и компетентного Отца — семьи или нации, — который решит все вопросы, что не детского ума дело.

Автор - шеф-редактор раздела "Искусство" интернет-портала openspace.ru.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать