Мнения
Бесплатный
Олег Сальманов

О провокациях на "Марше миллионов" и полицейском государстве

Полицейское государство - это когда полиция всегда права. Полиция еще гоняла 6 мая по Замоскворечью достаточно интеллигентную толпу с iPhone и iPad, в которой были и мы с женой и тещей, а уполномоченный по правам человека Владимир Лукин уже заявил, что 80% вины за беспорядки лежит на организаторах. Думаете, он сказал, что остальные 20% - это вина ОМОНа или полицейского начальства? Нет-нет, это не вина, а недоработка полиции! Ведь полиция всегда права, но у нее случаются недоработки.

Сделал свое заявление Лукин, благоразумно находясь рядом с начальством ГУВД Москвы, за несколькими цепями ОМОНа. Там бойцы в самом деле уже действовали корректно, волоча в автозаки предварительно избитых с другой стороны цепи людей. Зато Лукин зорко разглядел, что "провокация была заранее запланирована". И тут я вполне согласен с ним. Потому что конечно же явной провокацией со стороны мэрии и ГУВД Москвы было изменение в одностороннем порядке без объяснения причин согласованной территории проведения митинга и шествия:

(использована инфографика «РИА Новости», зеленое поле - согласованная территория митинга, красным показаны реальная территория, отведенная для митинга, реальное расположение оцепления и рамок металлоискателей).

В результате территория проведения митинга сократилась в несколько раз, а шествие вынуждено было с широкой Якиманки протискиваться к месту митинга в узкое горлышко шириной не более 20 метров между многослойной цепью полицейских и перилами Малого Каменного моста. Даже многие транспаранты, которые несли впереди колонн, были шире. Это спровоцировало участников и устроителей митинга и шествия сесть в знак протеста перед несогласованной, а значит, незаконной шеренгой бойцов ОМОНа. Таким образом, возбуждать уголовное дело по организации беспорядков на марше необходимо против должностного лица, которое приказало оградить этот сквер и выставить ОМОН там, где его не должно было быть, что и спровоцировало беспорядки. Очень хотелось бы узнать его имя и должность. Надеюсь, что это была его глупость и некомпетентность, а не сознательная провокация.

Впрочем, это была не единственная провокация. Повернув с Малого Каменного моста на узкую набережную, колонны увидели на ней пробку, возникшую из-за рамок металлоискателей у Лужкова моста. Именно из-за этой пробки они решили, что “Болотная полностью заполнена” (c 11 секунды), и решили сесть у моста и цепи ОМОНа, требуя освободить сквер. С Каменного моста в самом деле возникало ощущение, что места на набережной уже нет, хотя когда туда просочились мы, там было довольно свободно. На самом деле первый раз такая пробка возникла перед рамками еще на Якиманке - "рассержанные горожане" уже тогда раздражались препятствию и скандировали "Про-пус-кай!". Судя по всему, в этот раз полиция цинично или халатно (а в свете последующих событий, может, и преступно) рассчитала количество рамок металлоискателей, исходя из заявленной численности митинга, которое было политически навязано организаторам мэрией. Их количество, очевидно, было рассчитано исходя из согласованного количества участников митинга - 5000 человек. Эта цифра, видимо, была результатом немотивированного желания мэрии занизить число участников. В самом деле, сложно объяснить, почему вдруг по одному и тому же маршруту в феврале могли пройти 30 000 заявленных участников, а в мае только 5000 - к лету Болотная площадь сокращается в размерах или Якиманка начинает сужаться?

Так вот, у рамок на Якиманке полиция почему-то решила пропускать людей без сумок в прореху в заборе, что, может, и решало проблему пробки, но тоже было халатностью, а в свете последующих событий с файерами и стеклянными бутылками, летящими в ОМОН, - может, и преступной халатностью.

Еще одной такой халатностью, кстати, был открытый магазин "Магнолия" на Большой Полянке, внутри маршрута шествия. С точки зрения утоления жажды участников он был, конечно, бесценен, но кроме воды там продавался также и алкоголь. По крайней мере, прилавки с пивом в стеклянной таре там точно не были закрыты, и не исключено, что свободно продавались и более крепкие напитки.

Таким образом, возможно, решение устроить сидячую забастовку у "Ударника" было ошибочным - подходившие с малого Каменного моста люди не знали реального положения дел на набережной и стремились вперед, создавая у "Ударника" плотную толпу, в свою очередь давившую на цепь полицейских. В какой-то момент эта цепь оказалась прорванной - то ли сознательно, то ли вынужденно, хотя сложно ожидать от самого мирного человека сознательного желания оставаться в давке при виде совершенно пустого пространства в метре от него. Кроме того, похоже, что толпу провоцировали и полицейские - на этом видео на 26-й секунде видно, как полицейский зачем-то вырывает у человека плакат и ломает его об асфальт. Ему в ответ сбивают фуражку, и едва не начинается драка. Его лицо также хорошо видно, и значит, вполне возможно опознать и привлечь к ответу как зачинщика беспорядков. Но у нас полицейское государство, в котором сама мысль о том, что зачинщиком беспорядков может стать полиция, не приходит в голову. Точнее, не должна приходить - полиция всегда права.

Дальнейшее было предсказуемо: городское и милицейское начальство, скопившееся за несколькими цепями ОМОНа, испугалось, что успешный прорыв одной цепи в сторону Кремля спровоцирует оппозицию на прорыв следующей. Прорыв развязал руки ОМОНу, который в этот раз почему-то был не московский. Говорят, что в разгар боя ОМОН кидал обратно в толпу брошенные в них зажженные файеры, этого я не видел. Зато работу одного садиста в форме я видел сам лично и опознал потом на нескольких фотографиях и таком видео. Его преступные действия вряд ли будут наказаны - ведь полиция всегда права.

Надо сказать, что среди тысяч полицейских, участвовавших в разгоне разрешенной акции, большинство были вполне адекватны и служили просто живым щитом, постепенно выдавливавшим протестующих с набережной - в Замоскворечье (в результате чего власть получила сразу несколько несанкционированных шествий по городу). Сотрудники полиции защищали журналистов от летящих со стороны Болотной кусков асфальта, многие были вежливы и предупредительны. А при последующих “народных гуляньях” с белыми лентами в Москве кто-то из ОМОНа, говорят, отказывался задерживать гуляющих.

В полицейском государстве самим полицейским не обязательно иметь склонность к жестокости. Зато людям с этими наклонностями в таком государстве, видимо, легче пробиться наверх. Чем иным можно объяснить желание  пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, чтобы полиция на "Марше миллионов" "действовала более жестко"? По словам депутата Ильи Пономарева, в частной беседе Песков выразился еще более фигурально - фразой из арсенала садистских фантазий. И если начальство настраивало ОМОН на работу на "Марше миллионов" в таком духе, то уже одно это можно квалифицировать как подстрекательство к беспорядкам. Но объяснения Следственному комитету по произошедшему 6 мая дает не милицейское начальство, а арестованные на 15 суток за прогулки по Москве Алексей Навальный и Сергей Удальцов. Полицейское государство, чо.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать