Статья опубликована в № 3098 от 11.05.2012 под заголовком: От редакции: Профессиональное долголетие

От редакции: Проблемы не в возрасте

Владимир Путин предложил отменить возрастной ценз для председателя Верховного суда РФ. Тем самым президент намерен «обеспечить единство статуса судей в Российской Федерации». Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, сверстник Вячеслава Лебедева, уже получил право трудиться, покуда хватит сил, в 2010 г. (подробнее см. статью на стр. 02). Сама по себе пожизненная, без ограничения возраста, работа (или служба) пусть и не часто, но встречается в демократических государствах. Сторонники президентской инициативы могут сослаться на опыт США, где полномочия всех судей Верховного суда не ограничены возрастом. Закон 1937 г. поощряет добровольную отставку в 70 лет, но не обязывает к ней. Судья Джон Пол Стивенс ушел в отставку в июне 2010 г. в 90 лет, проработав в Верховном суде 35 лет. Большинство членов палаты лордов – верхней палаты британского парламента (700 из 820) также сохраняют должность пожизненно. Проводившаяся при лейбористах в 2000-е гг. реформа парламента отобрала у палаты лордов полномочия высшей судебной инстанции, но комплектуется палата пока по прежним правилам. Можно вспомнить пожизненных сенаторов в Италии, которыми становятся бывшие президенты и пять выдающихся итальянцев по выбору действующего главы государства. По такому же принципу назначаются члены французского Конституционного совета (аналог отечественного КС) с правом совещательного голоса (сейчас их двое – Валери Жискар д’Эстен и Жак Ширак). Добавим, что некоторым судьям французского КС уже за 75 лет.

Владимир Путин может спокойно парировать выпады оппонентов, говорящих о персональном характере инициативы, ссылаясь на опыт передовых стран. Хотя решение это наверняка направлено на «подморозку» и постарение системы. Но доказать это невозможно. Можно утверждать, что снятие возрастного ценза уравнивает судебную и представительную ветви власти. Чем Вячеслав Лебедев хуже 76-летнего депутата Владимира Ресина или 87-летнего Владимира Долгих? Дело не в возрасте руководителей высших судов (председателю Высшего арбитражного суда Антону Иванову, напомним, 46 лет) и в их опыте и мудрости. Возраст высших судей – не главная проблема российской судебной системы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать