Мнения
Бесплатный
Алексей Квасов
Статья опубликована в № 3099 от 12.05.2012 под заголовком: Doing Business: Сто шагов наверх

Алексей Квасов: Сто шагов наверх

Итак, задачи сформулированы: в процессе создания конкурентоспособного инвестиционного климата Россия должна подняться на 100 мест – с нынешнего 120-го – в международном рейтинге Doing Business («Ведение бизнеса»).

Прошло без малого 10 лет с момента запуска оригинального научно-исследовательского проекта МБРР и Международной финансовой корпорации (в том числе на наши с вами деньги, коль скоро мы крупные акционеры в обоих институтах), и вот правительство решило всерьез отнестись к его результатам. И автор идеи, нынешний министр финансов Болгарии Симеон Дьянков, и горячо ее поддержавший Всемирный банк во многом своих целей уже достигли. Россия поворачивается лицом к реформам в этой сфере. Она долго запрягала, но собирается ехать в верном направлении и притом очень быстро.

О чем рейтинг?

Деловой климат улучшает подавляющее большинство стран мира, но Россия, пожалуй, единственная из числа крупных, кто превращает весьма условный, обремененный оговорками межстрановой рейтинг в интегральный критерий эффективности соответствующей государственной политики.

Главное достоинство этого аналитического продукта – ориентир на малые и средние национальные предприятия. В этом его отличие от более чем десятка «конкурирующих» рейтингов других организаций, которые на самом деле обслуживают интересы внешних вкладчиков капитала – с упором на конкурентоспособность и страновые риски. Объяснение такого акцента простое. Во Всемирном банке традиционно считали, что для достижения устойчивого развития и искоренения бедности иностранный капитал важен, но эндогенная экономическая активность важнее.

Формально предмет анализа – регуляторное воздействие на микроуровне. В ежегодных докладах суммируется результат функционирования административно-правовых режимов применительно к условному малому предприятию по 10 эпизодам из его жизненного цикла – от регистрации бизнеса, доступа к кредиту и разрешения на строительство до уплаты налогов и процедур обеспечения контрактного права.

Одиннадцатый блок – разбор трудового законодательства. Но его пришлось исключить из сводного рейтинга из-за серьезной критики, исходящей от самых разных групп государств. Они вполне предсказуемо не смогли договориться, скажем, о том, во зло или во благо 50-часовая рабочая неделя, хорошо ли, когда возможно ускоренное увольнение работника, и т. д. Трудовую повестку, таким образом, удалось вынести за скобки. Но в методологии остается масса других проблем.

Например, условно-типовые сценарии экономической деятельности нужны для международной сопоставимости. Но здесь же кроются и подчас очевидные (не всем) несуразности. Так, при подключении к электросети даны вот такие «типовые вводные»: перебросить 140 кВт на расстояние 150 м к двухэтажному складу-рефрижератору площадью 1300 кв. м, который построен частным предпринимателем в официальной черте крупнейшего города страны впервые, на 10 сотках ранее ничем не занятой (!) земли, с хорошим подъездом и без технических преград в виде других сооружений или железных дорог. Теперь представьте, что речь идет о современной Москве, и 183-е место в мире по этому показателю покажется чуть менее непонятным, хотя и не менее позорным.

По налоговому компоненту большое количество претензий. Над этой темой исполнители проекта работают совместно с крупной международной аудиторской фирмой. Видимо, где-то в процессе согласований начисто пропадают очевидные подвижки в администрировании налогов в России. Наш рейтинг замер, хотя прогресс достигнут явный.

Остается вопрос, как правильно учитывать разброс значений. Так, у Канады при 12-м месте в общем зачете загадочное 156-е по электричеству.

Особая статья – интерпретация результатов. Более высокий рейтинг не служит синонимом более высокого социально-экономического результата. Зависимость здесь отнюдь не линейная. Могут вмешиваться другие критерии оптимизации. Например, бизнесу выгодно молниеносное судебное решение по коммерческому спору, но в высших интересах – в целях обеспечения справедливости процесса – приходится скрупулезно соблюдать процедуры, иногда ведущие к задержкам.

В целом полезно отдавать себе отчет в том, чем Doing Вusiness не является. Главное, он не служит исчерпывающим мерилом делового и инвестиционного климата. Вне учета остаются критичные для бизнеса моменты – макроэкономическая ситуация и сила национальных институтов, емкость рынка, квалификация рабочей силы и наличие инфраструктуры (помимо электроэнергетики), вопросы безопасности.

Налицо классический случай, когда высокий рейтинг являет собой необходимое, но недостаточное условие формирования благоприятной бизнес-среды.

Скорость изменений

Реалистично ли переместиться на 100 рейтинговых мест вверх в столь короткие сроки?

А почему бы и нет? По крайней мере, прецеденты были. Что же касается конкретно России, то важно иметь в виду следующие обстоятельства.

Первое. Когда в докладе 2007 г. (данные за 2005–2006 гг.) состоялась премьера сводного рейтинга, Россия занимала в нем 96-е место; в 2011 г. она была только на 124-м. Начать наше возвращение в первую сотню следовало бы с анализа причин негативной динамики последних лет.

Второе. В 2012 г. мы уже попали в лонг-лист «передовиков-реформаторов», добившись заметного прогресса в трех и более областях из 10 наблюдаемых и поднявшись за последний год на четыре места. Пребывание страны в таком списке, по замыслу авторов, является первичным указанием на наличие широкой национальной программы совершенствования делового климата.

Третье. В некоторых областях положение России уже сейчас существенно выше ее общего 120-го места. По эффективности процедур, связанных с финансовой несостоятельностью, – 60-е, по регистрации собственности – 45-е, а по обеспечению исполнения контрактов план вообще перевыполнен и Россия поднялась на 13-е место в мире.

Четвертое. Региональные различия в благоприятности условий для бизнеса в России велики.

В 2009 г. Всемирный банк попытался оценить регулирование предпринимательства в 10 городах России по четырем показателям из 10: создание компании, получение разрешений на строительство, регистрация собственности, внешнеторговые операции. В том году в общем рейтинге Россия, которую там представляет Москва, занимала, как и сегодня, 120-е место (из 181). Самый низкий результат – предпоследнее место в мире – Москва показала в сфере получения разрешений на строительство.

Если бы Россия была представлена не Москвой, картина была бы получше. Во всех девяти других городах процедуры согласований были эффективнее, чем в столице. В Москве на сбор всех документов для строительства в среднем уходит 704 дня, а в Ростове-на-Дону – 194, что уже ближе к средним по странам ОЭСР 162 дням. В Москве количество необходимых процедур и согласований самое большое в мире – 54; в Перми, Казани и Ростове их, соответственно, 24, 23 и 22 (в ОЭСР – 15).

Вот и получается, что в Ростове-на-Дону (условное 129-е место в международном рейтинге) предпринимателю построиться уже не сложнее, чем в Португалии.

Стоит ли овчинка выделки

При всех своих недостатках рейтинг – полезный инструмент повышения эффективности госрегулирования. Главное – избежать искушения ограничиться полумерами в упомянутых 10 областях вместо системной работы по сплошному фронту. Рейтинг можно сильно поправить один раз, но удержаться наверху можно только за счет последовательных непрерывных усилий.

Дополнительные аргументы в пользу особого акцента на рейтинг дают и последние научные исследования. Если в процессе конкуренции за более высокую свою оценку страна, например, сокращает срок регистрации нового бизнеса на 10 дней, она в среднем может рассчитывать на прибавку в 0,36 процентного пункта к росту ВВП.

Другие авторы усматривают сильную корреляцию между стабильно высоким рейтингом, с одной стороны, и состоянием делового климата и достигнутой глубиной и качеством мер регулирования в бизнес-среде – с другой. Получается, что в конечном счете рейтинг Doing Business – отнюдь не ложная цель.

И последнее. Экономическая история России свидетельствует, что у нас всегда успешнее шли символические общенациональные проекты. Видимо, при традиционно низкой институциональной базе сопутствующие экстернальные эффекты уже сами по себе столь значительны, что оказывают существенное влияние на развитие страны.

«Удвоение ВВП» начинался как такой проект, но до конца профессиональным сообществом оценен не был и потенциал полностью не раскрыл. Хочется надеяться, что новый проект «100 ступеней навстречу бизнесу» ждет лучшая судьба.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать