Мнения
Бесплатный
Кирилл Титаев
Статья опубликована в № 3103 от 17.05.2012 под заголовком: Extra Jus: Экономика и политика в суде

Кирилл Титаев: В России уже есть справедливая судебная система - арбитражная

Д.Гришкин / Ведомости

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Арбитражные суды и суды общей юрисдикции влияют на экономическое развитие России в противоположных направлениях. Обеспечивая состязательность и равноправие сторон вне зависимости от их близости к государству, арбитражные суды сегодня вполне способны защитить права инвесторов, в то время как непредсказуемость и подконтрольность судов общей юрисдикции сводят на нет эти достижения.

Институт проблем правоприменения провел статистический анализ решений арбитражных судов (простая случайная выборка из 10 000 случаев, предельная погрешность не превышает 1%). В ходе этого анализа стали видны принципиальные отличия арбитража от судов общей юрисдикции. Наряду с формальными статистическими данными в опросе использовались материалы экспертных интервью с участниками процесса, судьями, аналитиками и материалы публичной дискуссии.

Во-первых, про арбитражные суды куда проще сказать, что там стороны оказываются относительно равны. Так, например, в делах об административных правонарушениях (т. е. правонарушениях, не дотягивающих до уголовной статьи) суды общей юрисдикции «оправдывают» граждан, т. е. отказывают в привлечении к административной ответственности, в 6% случаев. При этом к административной ответственности в России можно привлечь не только гражданина, но и организацию, и тогда дело будет рассматривать арбитражный суд. И арбитражные суды отказываются привлекать организацию к административной ответственности (выносят «оправдательное» решение) в 28% случаев. Было бы странно предположить, что одни и те же чиновники, попадая в арбитражный суд, оказываются куда менее квалифицированными или же никогда не ошибаются в тех случаях, когда привлекают к ответственности простых граждан. Скорее, это говорит о реальной состязательности процесса.

Во-вторых, арбитражные суды куда менее подвержены влиянию «сильных» сторон. Так, например, компания, базирующаяся в столице региона, имеет не более шансов на выигрыш, чем компания, географически удаленная от суда (по экспертным оценкам, в судах общей юрисдикции это не так). Также, например, не повышает вероятность выигрыша принадлежность компании к числу госмонополий.

Третий пример – эффективная система обжалования. Обжалуется в апелляции по существу около 10% решений, и вторая инстанция остается столь же независимой от внешнего давления, сколь и первая, что сильно укрепляет арбитражную судебную вертикаль как таковую. Если в судах общей юрисдикции куда чаще отменяются решения, принятые против госорганов, то в арбитражных отмена решений против предпринимателей и против чиновников имеет равную вероятность.

Как арбитражной системе удалось стать относительно эффективной, оставаясь органичной частью российской правовой системы? Первой и принципиальной ее особенностью является, как это ни странно, жесткая иерархичность, которая опять же отсутствует в судах общей юрисдикции. Ключевой проблемой для нормального «использования» судов общей юрисдикции оказывается их непредсказуемость – то, что вчера принял в качестве доказательства «невиновности» в административном правонарушении один судья, завтра может отвергнуть другой. И никакие доводы о том, что «вот на соседнем участке видеозапись приняли и решение устояло во второй инстанции...», не сработают.

В арбитражных судах все иначе. Один из судей арбитражного суда сформулировал это предельно жестко: «решение кассатора – закон для апелляции». Система трактовки норм проста и понятна – решение суда второй инстанции является, по сути, обязательным для первой, а если два апелляционных суда по-разному смотрят на одну и ту же проблему, то нужно идти в кассацию, которая даст ответ. Эта система не только относительно оперативна, но публична и прозрачна. Практически каждое решение вышестоящего суда дает более или менее однозначную трактовку текста закона, которую можно простым и понятным образом использовать в дальнейшем. Решения эти публичны и общедоступны, они создают правила, обязательные для всех игроков. И что самое главное, вполне понятно, что делать тем, кто хочет поменять правила игры (идти в вышестоящий суд).

Судам общей юрисдикции пока до этого далеко. Правила устанавливаются только пленумом Верховного суда, который просто не успевает высказаться по всем животрепещущим вопросам. Да и эти постановления трактуются каждым судьей по-своему, поскольку стороны не имеют возможности ссылаться на решения вышестоящих судов в судебной вертикали, а сама вертикаль не считает нужным придерживаться своих вчерашних позиций. При этом понятно, что звонок председателя регионального суда – это вполне эффективный инструмент давления на рядового судью. Таким образом, открытая и публичная вертикаль заменяется вертикалью телефонного права и невнятных «рекомендаций», о которых никогда не знают стороны процесса и которые остаются внутри судебной системы.

В этом плане российская судебная политика немного напоминает сингапурскую. С одной стороны, создан эффективный и современный механизм разбирательства в экономической сфере, с другой – судебная система за пределами чисто экономических споров не обеспечивает защиту гражданских прав, а служит инструментом защиты элиты от политических конкурентов. Однако в России даже относительно эффективный механизм разбирательства в арбитражных судах не становится локомотивом экономического роста.

Причина предельно проста. В любом мало-мальски серьезном случае, особенно при наличии внешнего политического давления, спор, даже разрешаемый строго в легальных рамках, выносится за пределы арбитражных судов – в суды общей юрисдикции. Во-первых, по каждому конкретному факту можно привлечь к административной ответственности не только организацию, но и ее должностное лицо. Во-вторых, достаточно часто спор переводится в плоскость трудовых отношений (спор о законности увольнения директора предприятия, например). В-третьих, никогда нельзя забывать о том, что для разрешения экономических споров, и особенно споров между государством и бизнесом, нередко используются уголовно-правовые механизмы. Таким образом, арбитражная система, при всей ее эффективности, срабатывает только тогда, когда ни одна из сторон не решается перенести разбирательство (или его часть) в суды общей юрисдикции. Отдельная, пусть и эффективная система разбирательства в арбитражных судах оказывается недостаточной, до тех пор пока все остальные суды работают так, как будто являются частью контрольно-карательного аппарата государственной власти.

Одна из ключевых проблем российского правосудия за пределами арбитражной системы – это не коррумпированность или низкая квалификация, а отсутствие прозрачности и прогнозируемости. Такая судебная система удобна только для того бизнеса, который уверен, что в любой момент может надавить на судью и добиться решения в свою пользу. При этом, как показывает опыт арбитражной системы, в России вполне возможно создать эффективный, прозрачный и предсказуемый суд.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать