Статья опубликована в № 3104 от 18.05.2012 под заголовком: Gorod Project: Города, в которых хочется жить

Ян Гейл: Города, в которых хочется жить

В Дании, освоив велосипед в четыре года, малыши быстро выбираются на велосипедные дорожки, сначала под присмотром родителей, а потом и самостоятельно добираются до школы и спортивных секций. Это свобода, в которой не нужны шоферы. Городской пейзаж, естественной частью которого являются дети, – признак качества среды. Разговор о хороших, комфортных для жизни городах XXI в. можно начать с наблюдения, наполнены ли улицы ваших городов детьми или нет.

Около 50 лет назад, в 1960-х, произошли два критических изменения парадигм градостроительства. Необходимость быстрого расширения городов привела к распространению планирования, основанного на модернистской идеологии 1930-х гг. Вместо расширения городов небольшими участками вдоль улиц и площадей планировщики начали масштабное освоение новых территорий и функциональное зонирование: зоны для проживания, для работы, для отдыха и общения.

Я называю это «бразильским синдромом» – планирование города сверху и с дистанции. Столица Бразилии прекрасно выглядит с самолета и еще лучше – с вертолета. Но на земле, на уровне передвижения по городу обычных людей, Бразилиа – некомфортный город.

Другим фундаментальным изменением, начавшимся в 1960-е, стало вторжение автомобилей. Дешевый бензин и массовое производство машин кардинально трансформировали модель перевозок, что, в свою очередь, отразилось на городской среде. Там, где прежде люди встречались и ходили пешком со скоростью 5 км/ч, появился транспорт и ограничение скорости до 60 км/ч.

Эти принципы планирования сформировали современный урбанистический ландшафт. Но отношение к городскому развитию изменилось. В начале XXI в. ряд глобальных проблем требует от нас уделять больше внимания человеческому фактору в городском планировании. Сегодня все нуждаются в живых, безопасных, устойчивых и здоровых городах. Политические решения городских властей могут заметно улучшить ситуацию в городе по указанным четырем ключевым направлениям.

Город становится живым, когда большинство его жителей имеют возможность ходить пешком, ездить на велосипеде и вообще проводить время в пределах города.

Город становится безопасным, когда все больше людей передвигаются по улицам и проводят время в общественных местах. Пешие прогулки предполагают плотную структуру города, короткие расстояния, разнообразие функций на одной территории и привлекательные общественные пространства.

Город становится на путь устойчивого развития, когда большая часть перемещений осуществляется жителями на так называемых зеленых средствах передвижения: пешком, на велосипеде или экологически чистом общественном транспорте. Это существенно улучшает экологию города, снижает объемы потребления ресурсов. Не менее важным условием устойчивого развития города является удобство и безопасность системы общественного транспорта.

Город становится здоровым, если его жители каждый день много ходят пешком и ездят на велосипеде. Ухудшение здоровья горожан, наблюдаемое во всем мире, во многом связано с низким уровнем подвижности населения. Призыв к пешим прогулкам и ежедневному велосипедному движению должен стать частью современной политики здравоохранения.

По сравнению с размерами инвестиций, требуемых для развития здравоохранения или транспортной инфраструктуры, расходы на формирование дружелюбной и комфортной для людей городской среды настолько скромны, что их могут позволить себе города во всех частях мира независимо от уровня развития и финансовых возможностей. В любом случае внимание к нуждам горожан станет главной инвестицией, сулящей существенную прибыль.

По мере развития новых качественных критериев городского планирования в результате социальных изменений все больше городов начинают применять новые подходы. Такие города, как Копенгаген, Лион и Мельбурн, уже пережили качественные преобразования. Другие, в числе которых Нью-Йорк, находятся в процессе изменений.

Глядя на развитие городов за последние 50 лет, можно говорить о том, что все традиционные города в какой-то момент оказывались захваченными автомобилями. Потоки машин заполняли все улицы, тротуары и парковки. Люди вытеснялись из общественных пространств. В годы автомобильного захвата основными функциями города стали связь и решение транспортных задач. Шум, выхлопные газы, недостаток пространства быстро сделали городские улицы малопривлекательными для пешеходов.

Последний этап – это отвоеванный город. Таких городов в мире все больше. Когда страсть к автомобилям прошла, люди стали требовать изменения текущего положения и отвоевывать городское пространство у машин. Зоны дорожного движения и парковки были постепенно сокращены, а мест для прогулок и отдыха стало существенно больше. Копенгаген и Мельбурн являются самыми передовыми городами в этом отношении, и с каждым днем они становятся все лучше. Поэтому оба города неоднократно назывались лучшими городами для жизни в мире.

В России, и в частности в Москве, страсть к автомобилям еше не прошла. В большинстве городов страны ситуация с качеством городской среды с каждым днем будет только хуже. Автомобили захватывают города России. Все более очевидна необходимость сменить направление развития. Только последовательный переход к новой парадигме, в центре которой стоит человек, обеспечит российским городам заслуженное место среди лучших для жизни городов в XXI в.

Статья продолжает цикл Gorod Project. Цикл реализуется совместно с Moscow Urban Forum.

Автор – профессор, доктор литературы, сооснователь Gehl Architects, Копенгаген

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать