Мнения
Бесплатный
Сергей Гуриев|Олег Цывинский
Статья опубликована в № 3106 от 22.05.2012 под заголовком: Ratio economica: Роль личности в истории

Сергей Гуриев, Олег Цывинский: Роль личности в истории

Если, привыкнув к разговорам об авторитарной модернизации, вы думаете, что последствия диктатур всегда представляют собой сплошные экономические чудеса, вы ошибаетесь. У диктатур действительно есть измеримые последствия, но они не созидательные, а разрушительные. В огромном большинстве диктаторы только создают проблемы для будущих демократических правительств, прибегают к нечестным выборам, а свою главную цель видят не в реформах на благо страны, а в том, чтобы удержаться у власти как можно дольше.

Нередко приходится слышать, что длительное правление позволяет реализовать долгосрочные планы экономического и социального развития. Но история говорит об обратном. Чем дольше диктатор находится у власти, тем ниже темпы экономического роста и качество демократии. После Бен Али (24 года у власти), Салеха (33 года), Мубарака (30 лет) и Каддафи (42 года) новым властям досталось «разбитое корыто». Экономические итоги правления Кастро (49 лет), Мобуту (32 года) и Мугабе (30 плюс) – катастрофические.

Но насколько самые худшие режимы с самыми «долгоиграющими» диктаторами являются показательными? На этот вопрос отвечает только что вышедшая статья экономистов из Университета Утрехта Ясона Папаиоанну и Яна Луйтена ван Зайдена «Эффект диктатора: как продолжительность правления влияет на экономическое развитие в Африке и на Ближнем Востоке». Авторы используют данные по 58 странам Северной и Экваториальной Африки за 1960–2009 гг. Отсеяв все известные факторы, которые влияют на экономический рост и демократические институты, авторы выделили влияние на рост продолжительности нахождения диктатора у власти: каждый дополнительный год диктаторской власти снижает темпы экономического роста в среднем на 0,13% в год. Другими словами, если сравнить темпы роста в стране, где диктатор правит девять лет, со страной, где руководитель у власти 29 лет, то во второй стране темпы роста будут на 2,6% в год ниже. Такой же отрицательный эффект продолжительность правления оказывает и на демократические институты: в среднем лишние 10 лет правления снижают уровень демократии на половину балла по десятибалльной шкале Polity IV. По нашим меркам, впрочем, это не так много – за последние 10 лет уровень демократии в России опустился по этой шкале на целых два балла. Авторы также показывают, что их результаты справедливы не только для Африки, но и для Латинской Америки, хотя там эффект слабее.

Итак, распространенная точка зрения о том, что диктаторы ставят перед собой задачи модернизации экономики и политического устройства, неверна. В действительности средний африканский (или латиноамериканский) диктатор – это правитель, который пытается удержаться у власти как можно дольше, даже если это и приводит к замедлению темпов роста.

Конечно, даже такое исследование с использованием самых современных эконометрических методов не доказывает причинно-следственной связи. Гораздо более убедительными являются «натурные эксперименты». Американские экономисты Бенджамен Джонс и Бенджамен Олкен задались вопросом, что происходит со страной после неожиданного завершения диктаторского правления. В статье «Важны ли лидеры? Национальные лидеры и рост в период после Второй мировой войны», опубликованной в Quarterly Journal of Economics, они рассматривают ситуации, где смена режима происходит не в результате переворота, а в результате несчастного случая или болезни и используют послевоенные данные по всему миру. За эти годы было 105 правителей умерли, находясь у власти, из них 28 были убиты, 12 погибли в несчастных случаях и 65 умерли по естественным причинам. Ситуации убийств и переворотов Джонс и Олкен тут не рассматривают. Ведь вероятность переворота зависит от экономических переменных: чем ниже темпы роста, тем вероятнее смена режима. Оказывается, что в недемократических режимах смерть лидера (вследствие несчастного случая или естественных причин) приводит к существенному повышению темпов роста – примерно на 1% в год. В демократических странах смерть лидера на экономику не влияет.

Интересно влияние неожиданных смертей и на капитализацию компаний, связанных с политиками. Недавнее исследование Мары Фаччио и Дэвида Парсли о влиянии смертей ключевых политиков на капитализацию компаний, расположенных в регионе, в котором этот политик родился и жил, показывает снижение стоимости таких компаний в среднем на 1,7%. Этот эффект значительно выше в странах с высоким уровнем коррупции. Так, в Пакистане и Зимбабве (страны с самым сильным эффектом) падение стоимости фирм составляет 10%. Среди 203 смертей политиков, изученных в этой статье, есть и 11 эпизодов в России (включая несчастные случаи с губернаторами).

Впрочем, и смерть диктатора от несчастного случая или болезни – это не совсем «неожиданное событие». Вполне возможно, что в последние годы жизни здоровье диктатора оставляло желать лучшего, поэтому страдало и качество управления экономикой. Возможно также, что несчастный случай – это отражение не очень хорошей системы управления. Чтобы решить эту проблему, в другой статье (опубликованной в American Economic Journal: Macroeconomics) Джонс и Олкен используют еще более убедительный метод – на этот раз они рассматривают покушения на правителей и убийства. Учитываются все покушения с 1875 г. За эти годы было осуществлено 298 покушений, 59 из которых привели к гибели лидеров. Оказывается, что, раз уж попытка покушения предпринята, ее успех приводит к повышению вероятности демократизации в последующие годы на 13%. В этой статье Джонс и Олкен не могут изучить влияние убийств диктаторов на экономический рост, так как надежные данные по экономическому росту начинаются только после Второй мировой войны, а подавляющее большинство убийств имели место до нее. Результаты Джонса и Олкена, конечно, не говорят о том, что для демократизации или экономического развития надо убивать диктаторов. Скорее они объясняют, как и Папаиоанну и ван Зайден, что диктаторов, как правило, свергают именно потому, что их долгое нахождение у власти плохо и для экономического роста, и для развития демократии.

С учетом существенного бонуса для аффилированных корпораций неудивительно, что авторитарные политики используют самые нечестные методы для удержания власти. Пол Колльер и Анке Хофман из Оксфорда в статье «Ахиллесова пята демократии, или Как выиграть выборы без особых усилий» изучили влияние незаконных методов удержания власти на выборы. Их исследование показывает, что применение таких методов значительно увеличивает вероятность победы на выборах и удваивает продолжительность нахождения у власти. Более того, такие методы значительно снижают важность хорошей экономической политики для существующего режима. Результаты Колльера и Хофман наиболее сильны в странах, богатых природными ресурсами, – в таких странах авторитарные правители чаще используют «грязные» методы на выборах.

Итак, многие из процитированных работ подтверждают: нечестные выборы «стоят свеч» для авторитарного режима, ведь они приводят к победе на выборах, к более долгому пребыванию во власти и огромной коррупционной ренте. А вот избирателям и странам в целом они обходятся очень дорого.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать